Отто Линдгольм. Человек с улицы Шефнера

Этот почтенный седоусый финн был в числе самых уважаемых горожан, а его фамилию знал каждый житель старого Владивостока. Он был очень богат, но не упрекаем в чем-либо, потому что репутацию имел безупречную. Зарабатывал он ее годами тяжелого труда, рисками, на которые часто решался, и честностью, с которой вел свои дела. Отто Линдгольм, человек удивительной судьбы, узнавать которую — это как читать роман с приключениями. Если он талантливо написан, то оторваться невозможно.

Отто Линдгольм родился и рос в Финляндии в те времена, когда она еще была частью Российской Империи, то есть Россия для него, по-простому говоря, почти что Родина. С детства Отто мечтал о море. С тоскою провожая за горизонт уходящие в плавание корабли и подолгу гуляя в порту среди снастей, пахнущих дегтем, он все больше утверждался в своем стремлении. Он был способным и трудолюбивым, быстро учился и наследовал от жизни самые главные знания, которые открывались ему в общении с отцом и мамой.

«Умей дружить. В жизни тебе это обязательно пригодится», — говорил отец. Отто внимал и старался соответствовать. Как часто тогда бывало, дети шли работать рано, часто от того, что умирал кто-то из родителей. Так произошло и с Линдгольмом, который в четырнадцать лет отправился подрабатывать обычной «черной» работой, а в семнадцать, нечаянно наткнувшись в порту на старого папиного приятеля, напросился к нему в помощники, а поскольку тот был шкипером, то у Линдгольма наконец-то появилась возможность узнать, что такое море. Первое плавание было к берегам Испании, и после четырехмесячного рейса вернувшись в Финляндию, Отто окончательно решил связать свою жизнь с профессией моряка.

Он первый раз попал на Тихий океан, когда ему было восемнадцать. Это был настоящий океанский рейс, со всеми трудностями и опасностями. С желтой лихорадкой в Рио де Жанейро, проходом через мыс Горн, цунами и цингой. В этом рейсе он увидел животных, охота на которых навсегда изменит его жизнь и приведет, в конце концов, в наш город. Китов, промысел на которых тогда процветал и приносил огромный доход, в Тихом океане водилось много, и со всех концов земли сюда стремились китобои. Через три года, будучи уже старшим штурманом и имея за плечами годовое образование в мореходной школе, сюда вернулся и Отто Линдгольм.

Это было удивительное время. Огромный мир, не переплетенный телеграфными проводами и не пойманный во Всемирную сеть, без авиации и телефонов, был действительно огромен. Россия – страна, сумевшая раскинуться на два континента, тянулась от Польши до берегов Северной Америки, и Дальний Восток, эта сказочная земля, манила смельчаков и авантюристов со всего мира, менявших обустроенность и монотонность Европы на непредсказуемость и невероятную красоту загадочных и неосвоенных Тихоокеанских земель. Китовый ус и жир приносили немалые деньги, за которые действительно стоило побороться — это позволяло скопить неплохой капитал. С каждым годом репутация Линдгольма как шкипера и китобоя становилась все безупречней, и с каждым успехом в нем просыпались и крепли таланты управленца и предпринимателя. Когда за плечами уже было две кругосветки, и счет пройденных морских миль пошел на сотни тысяч, Отто Линдгольм решает «сойти» на берег, чтобы вложить сколоченный капитал в какой-нибудь прибрежный бизнес. Лучшего места, чем нынешнее Приморье, придумать было сложно. К тому времени Аляска была уже продана, и контур страны в этой части планеты начал становиться таким, каким он существует и до сих пор. Камчатка стала Северо-Восточной окраиной Империи, центр деловой и торговой жизни начал смещаться на юг, туда, где и по сей день раскинулись благословенные приморские земли, сумевшие породить столько надежд, оправдать столько ожиданий и подарить столько разочарований, что хватило бы и на два континента. Тогда, во второй половине 19-го века, был период невероятных успехов, сотворяли которые люди, которые не побоялись и сумели. Одним из них был Отто Линдгольм, продавший свой корабль-китобоец и осевший сначала в заливе Америка (город Находка), а потом естественным образом перебравшийся во Владивосток.

О бизнесе того времени говорить можно много. И пример Отто Линдгольма — безупречная иллюстрация к событиям того времени. Вы спросите, откуда столько успехов и в чем особенность бизнесменов того времени? Захлебывающаяся в потоках нефтедолларов сегодняшняя Россия, может быть, переживает худшее время в своей экономике. Гарантированные сверхприбыли не стимулируют развитие секторов экономики, которые требуют долгосрочных вложений и не обещают безупречной отдачи в ближайшее время. Зачем мечтать о прибыли через десять лет от построенного завода, если любой толщины нефтяная струя обеспечит живые деньги, начиная с завтрашнего дня? В конце 19-го века нефтедолларов в Росси не было, но существовавшие в экономике процессы и на государственном, и на региональном уровне были устроены таким образом, что поменять их решился бы далеко не каждый. Всегда легче подстроиться, чем спорить с министрами и губернаторами. Первые шаги в бизнесе на берегу Линдгольм делал в торговле. Это первое, что приходило на ум любому смельчаку. Разбросанные по краю маленькие деревни, дороги, которые были плохими или отсутствовали вообще (до Уссурийска добирались пароходом по реке Раздольная), нуждались в товарах первой необходимости. И выяснив потребность местных жителей в тех или иных товарах, Линдгольм зафрахтовал пароход и отправился в Японию и Сан-Франциско для закупки того, что потом с неплохой наценкой мог сбыть среди солдат и крестьян. Эта форма торговли, привычная для того времени: ничего не обрабатываешь, ничего не производишь, закупай да перепродавай. Доход гарантирован. Но Линдгольм простых путей не искал и искренне старался вкладывать заработанные деньги так, чтобы развивался не только его бизнес, но и территория, которую он выбрал для своей жизни и называл домом. Так бывает. Пример: Отто Васильевич обратил внимание на то, как снабжается хлебом военное ведомство на Дальнем Востоке. Не смотря на то, что местные крестьяне выращивали достаточно много хорошей пшеницы, муку для солдат везли из Петербурга — на кораблях, потом долго хранили на причалах на ветру и под дождем, что снижало ее качество и увеличивало стоимость. Она обходилась по 2.20 рублей за пуд (16 кг), тогда как местная мука могла бы стоить государству не больше 70 копеек. Дело за малым: нужны были мельницы, первую из которых Линдгольм построил рядом со своим домом на улице Шефнеровской и, зная что никто его не поддерживает, не веря в успех предприятия, пообещал снести мельницу — через пятнадцать лет. Что он и сделал, но к тому времени мельниц у него уже было много, и военное ведомство с удовольствием закупало линдгольмовскую муку, само предлагая ему места, где построить их было бы выгоднее всего.

За свою долгую карьеру Отто Линдгольм построил немало — и в прямом, и в переносном смысле. Он построил бизнес, и его компания «О. Линдгольм и Ко» занимала ключевое место в деловой жизни региона. Ему принадлежали угольные копи в Подгороденке и золотые прииски на острове Аскольд, мельницы и керосиновые склады. Его компания выступила подрядчиком на строительство первого дока на Дальнем Востоке – сухого дока «Цесаревича Николая», для достойного исполнения заказа о строительстве которого он лично учился в Англии у строителей мостов и тоннелей. Он был гласным (депутатом) городской думы, почетным смотрителем школ и училищ, членом Общества изучения Амурского края, что неминуемо влекло тогда многочисленные добровольные траты на нужды города, на которые он в числе многих людей решался безоговорочно. И кто теперь посчитает дома и фонари, появившиеся в городе с его участием и на его деньги?

Он, безусловно, был замечательным и спокойным человеком, и пример тому — его дом и семья. Особняк Линдгольмов до сих пор стоит на Шефнеровской в районе Дальзавода, правда, в измененном до безобразия, перестроенном виде. Это был маленький дворец с удивительными интерьерами, библиотекой и теннисным кортом. В революцию 1905-го года его разграбили и сожгли пьяные матросы, уничтожив все личные архивы и деловую документацию. Линдгольм отстроился заново. Благо было ради кого. Чудесная Наталья Федоровна, его жена, славилась гостеприимством и добротой, а дочери Туллии и Лола были первыми красавицами в городе, имея безупречное воспитание и лучшие человеческие качества. Члены семьи Линдгольмов были первыми друзьями теперь уже знаменитой в городе Элеоноры Прей, из писем которой можно узнать о Линдгольме не столько как о бизнесмене, сколько как о человеке. Семьями они вместе проводили уикенды, катаясь на байдарках или играя в гольф, справляли все главные праздники, которые всегда проходили весело и в лучших европейских традициях.

О смерти Отто Линдгольма местная пресса сообщила 17-го декабря 1914-го года. Он скончался тихо в своем доме в окружении заботливой семьи и прислуги. Городская дума почтила вставанием память о своем старейшем гласном и добрейшем человеке, которого в городе знал, по-моему, каждый. Говорят, что смерть всегда бывает вовремя, как бы жестоко это ни звучало. Не знаем, так ли это. Но, может быть, важен тот факт, что Отто Василевич не застал времен, когда рухнуло все им построенное, и в безумствах Русской смуты погибло не только его дело, но и спокойная жизнь его дочерей, друзей, исчезла страна, в которой он всего лишь прожил жизнь и терять которую в любом случае невыносимо. Он умер в год начала Великой мировой войны, ужас которой коснулся непосредственно и его семьи. В боях в Польше погиб Александр Тыртов — муж старшей дочери Отто Линдгольма, служивший лейтенантом на императорской яхте «ШтандартЪ». Он имел миллион возможностей не быть на фронте, но отпросился у императора на войну и принял смерть в первые же месяцы. Вместе с овдовевшей дочерью во Владивосток приехало письмо от Императрицы Александры Федоровны которая как могла утешала семью Линдгольмов, хотя, в свою очередь, имела миллион возможностей этого не делать. Славившиеся своей человечностью и добротой, Император и Императрица помнили всех людей в своем окружении вне зависимости от чинов и рангов. Конечно, это не возвращает потерянных жизней, но подтверждает качество прожитого. Во многом ради этого стоит жить.

Семья Линдгольмов присутствовала на коронации Императора в 1896-ом году, а с самим Государем Николаем Александровичем Отто Линдгольм лично встречался только раз — в бытность того Цесаревичем, здесь, во Владивостоке. На правах подрядчика и главного строителя сухого дока он был не просто представлен Наследнику, а сидел справа от него на торжественном обеде, беседуя о перспективах развития дальневосточных земель и признаваясь, что нисколько не жалеет, что выбрал Владивосток местом своей жизни. Мы тоже не жалеем. Искренне благодарим. Это отчего-то кажется важным, тем более что в силу разных неизвиняемых причин могилу Отто Васильевича город в свое время променял на карусели Городского парка. Но как бы ни случилось в истории, «спасибо» поздно не бывает… Спасибо.

Текст: Виктор Шалай

Источник

Подпишитесь на новые публикации сайта "НАХОДКА. История в фотографиях" по Email