Троянова Агния Ефимовна — Нюша

Гордостью Тафуина (п. Южно- Морской) всегда были женщины-труженицы. Многих из них, особенно в военные годы, чествовали наравне со знаменитыми капитанами. Их имена были известны всему Приморью.
Шалва Георгиевич Надибаидзе, работавший директором на рыбокомбинате «Тафуин» в 1939-1945 годы, в газете «Красное знамя» так говорил о них: «Женщины Тафуина! Жены, дочери, сестры, мамы и бабушки военных лет! Дорогие наши! Не знаю, есть ли в истории судьбы жестче вашей! Есть ли тяжелее крест, который вы несете на своих плечах! Дочери Тафуина! Дочери России! Вы наша боль, наша гордость. Низкий поклон вам!»

Одной из таких дочерей Тафуина была Агния Ефимовна Троянова.
Родилась она 21 марта 1907 года в деревне Медведовка Новоробской волости Новозыбковского уезда Черниговской губернии. Отец Троянов Ефим Григорьевич и мать Дарья Петровна выходцы из крестьян.
В 1912 году умер отец Агнии, и ее мать , Дарья Петровна, решила переехать на Дальний Восток, куда ранее уехали ее родственники.

В 1914 году буквально за два дня до начала первой мировой войны, она выехала с четырьмя детьми поездом во Владивосток. В пути были целый месяц. Еще два дня жили на морском вокзале, ждали парохода в бухту Гайдамак, который ходил по средам и субботам. До села Душкино шли пешком.
Надежды на сытую жизнь не оправдались. Общество села Душкино не дало Дарье Петровне надела земли, не получила она и прописки…

В 1917 году Дарья Петровна поступила на работу в Душкинскую школу. Здесь же при школе ей и выделили комнатку. Готовила еду учителям, топила дровами печи в классах, убирала помещение, мела двор, заготавливала дрова. Дети учились в школе, в свободное время помогали матери. Агния ходила на поденную работу, летом еще нанималась присматривать за детьми к зажиточным людям, была нянькой в семье местного священника.
В 1918 году мать Агнии купила за сто рублей хату. И лишь после установления Советской власти Дарья Петровна Троянова получила земельный надел, а семья постоянную прописку в селе Душкино.

В 10 лет дядя пристроил Агнию на консервный завод князя Н.Н. Шаховского в бухте Тафуин, где сам работал механиком. Она наклеивала этикетки на баночки с крабами. Такая работа не была постоянной, в основном Агния нанималась на работу к зажиточным крестьянам. Когда у семьи появился свой надел земли, девушка стала помогать матери в своем хозяйстве.
Несмотря на все трудности, Агния не бросила учебу в школе, окончила 5 классов Душкинской школы.

В 1924 году Агния пришла в Душкинский комитет бедноты и попросила направить ее на работу на крабоконсервный завод. Тогда ей было 17 лет. Девушка получила направление и 10 марта 1924 года была принята на консервный завод работницей.
Работа на заводе была сезонной. Во время путины девушка жила в бараке в бухте Тафуин, а когда не было работы, возвращалась в Душкино, домой к матери. Работала по хозяйству и на лесозаготовках.

Ладную, крепкую и сноровистую девушку заметили в коллективе. И 21 марта 1927 года назначили ее бригадиром.
15 мая 1928 года ее перевели в цех обработки укладчицей. И тут она отличилась своей сноровкой в работе. От природы смекалистая и боевая, она быстро освоила технологию обработки крабов. Через год, 10 сентября 1929 года ее назначили бригадиром укладчиц.

После окончания курсов мастеров, организованных «Дальгосрыбтрестом» в 1930 году во Владивостоке, в марте 1931 года Агнию назначили помощником мастера-норвежца, который на заводе занимался всем производством.

«Крабов тогда было так много, — вспоминает Агния Ефимовна — ловили их прямо в заливе Восток. Ловили сетями. Пока добывающие мотоботы шли к берегу, ловцы успевали отцепить крабов от сетей. Варили их с 11 ночи до утра. С 7 утра начиналась разделка крабов, укладка в баночки. Выпускали консервы трех сортов. Выпущенная продукция в основном шла на экспорт…».

В июне 1932 года ее, 25-летнюю девушку, назначают мастером цеха. Пройдет еще 17 лет, и Агния Ефимовна будет назначена старшим мастером.
Отвечала за механизацию процессов производства, технологию изготовления консервов, за нормы выработки. Приходили и уходили начальники этого подразделения комбината, но неизменно на посту старшего мастера оставалась Агния Троянова.

1944 год. Рыбокомбинат «Тафуин»

В работе всегда была первая, перевыполняла все нормы, ходила в активистках — возглавляла женсовет, играла в клубе в спектаклях, которые с удовольствием смотрели тафуинцы, была участницей ударных бригад, стахановского движения, фронтовых вахт, движения за коммунистическое отношение к труду, была депутатом Ливадийского поселкового и Находкинского городского Советов народных депутатов, членом КПСС с 1946 года, членом Приморского крайкома КПСС.

«В годы войны -, вспоминала Агния Ефимовна, — работали на износ. По две смены выстаивали: так надо! Утром бежишь на работу и смотришь на Доску показателей. Сколько сделала ночная смена? И мы старались сделать еще больше. На общем собрании в заводе женщины постановили: до конца войны однодневный заработок отдавать в детский дом. Собрали деньги на самолет «Тафуинец». Готовили и отправляли посылки на фронт. В заводе выпускали газету со снимками замученных фашистами красноармейцев, а рядом призыв: «Товарищи консервщики! Все силы для оказания помощи Красной Армии! Нашей местью врагу будет сверхплановый выпуск продукции».

Смена Агнии Трояновой при норме 130 ящиков в сутки выпускала по 350-400 ящиков консервов. Если раньше завод при таких же мощностях давал в сутки по 400 ящиков консервов, то уже в 1943 году суточный выпуск составил 1100 ящиков. Это был отличный подарок фронту. И заслуга в этом женщин-героинь тыла.

Фронтовое отношение к делу, обостренное чувство ответственности остались у Агнии Ефимовны на всю оставшуюся жизнь. И после войны, до самой пенсии, она приходила первая в цех, готовила рабочие места, организовывала рабочий процесс в смене. Обо всем и обо всех знала. Гоняла нерадивых, стыдила лодырей, отдавала должное работящим и трудолюбивым. К ней шли за помощью и советом, излить душу или просто вспомнить былое.

В 1943 году в Москве состоялось Всесоюзное совещание рыбаков. От рыбокомбината «Тафуин» на совещание были направлены 4 человека. И там, в Москве Агнии Ефимовне вручили медаль «За трудовую доблесть».

Окончилась война, надо было строить новую жизнь. Предприятие по-прежнему считалось оборонным. Мужское население значительно уменьшилось, а планы «сверху» давали напряженные, поэтому все работали по 12-14 часов.
За добросовестный труд во время войны А.Е. Троянова награждена медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 г.г.».

В 1950 году получила Агния Ефимовна свой первый орден Ленина.
Разрасталось производство рыбокомбината. Осваивались новые виды продукции, внедрялись передовые методы промысла рыбы.
2 марта 1957 года за беззаветное служение Родине, беспримерный труд и огромный вклад в развитие рыбного хозяйства страны ей было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением знака Золотая Звезда и второго ордена Ленина. Ее имя женщины-рыбачки было единственным в стране на борту рыболовецкого судна.

Мастер своего дела, наставник молодежи. А.Е. Троянова воспитала и обучила профессии рыбообработки десятки работников рыбокомбината «им. Надибаидзе», за что была награждена Почетными грамотами РПО «Приморрыбпрома» и ВРПО «Дальрыба». Также была награждена несколькими юбилейными медалями.

В 1959 году большое несчастье постигло тафуинцев. В результате стихийного бедствия на рыбобазе в поселке Северо-Курильске были накрыты снежной лавиной все производственные постройки и жилые помещения рабочих. Погибли люди и среди них муж Агнии Ефимовны, Виктор Николаевич Крачаковский.
Так и не построила больше семью эта женщина. Говорила, что все некогда было. Только работа, работа и работа.«Работа вычерпала до конца все силы. Тонны рыбы в день переносила на себе, – говорила она. – Дорога была звездочка Героя».

В ее трудовой книжке всего восемь записей на одной страничке. Между первой и последней четыре десятилетия: о поступлении на работу (10.03.1924 г.) и увольнении (01.03.1963 г., в связи с уходом на пенсию). Все остальные о продвижении по работе.

О себе говорила мало, все больше о тех, с кем работала, о Шалве Надибаидзе, который в те военные времена был директором рыбокомбината “Тафуин”…
— Вот вы мне скажите, откуда в Москве в сорок третьем, в самый разгар войны, могли знать про какую-то там Нюшу, чтоб награждать ее двумя орденами Ленина? Чтоб давать ей звание Героя Социалистического труда? Да ни боже мой! Это Шалва так умел ценить своих людей. Это он так их любил. Наградить надо! -говорил начальникам в Москве и не себе просил “Героя”! Он видел, что люди годами стояли в резиновых сапогах на цементе… По щиколотку в воде. По двенадцать-шестнадцать часов в сутки…
Помню, подносим мы рыбу в консервный, а ей конца-краю нет. Руки, ноги уже не держат, а надо. Что вы! Чтобы вторая смена нас обогнала? Да ни за что! Ни мы, ни Шалва ночью не заснем. И снова за носилки. Вдруг слышим голос с восточным говорком: “Ах вы, мои красавицы, я вам сейчас помогу!” Поди, усмотрел, что кто-то из нас, девок, уж спотыкаться стал. Натаскается с нами — доволен, что помог, потом скажет: “Ну, передышка, садитесь, дорогие, отдышитесь, а я вам про дела на фронте расскажу…”
Или помню: еще на улице темным-темно, пятый час утра, а он уже ловцов в море проводил, смотрю, к нам наладился: белый халат надел — и по цехам. Все в лица людей всматривался — не болеет ли кто, не голодает ли? Позовет меня: знаешь, Нюша, что-то мне сегодня Надя не нравится. Поговори с нею, сыты ли дети и как дела в доме…
А однажды пришел веселый-развеселый. Ну, красавицы мои, сегодня во Владивосток еду. Что вам привезти? “Да нам хоть что, — отвечаем. — Хоть по карандашу. Только всем одинаково”. Тут вскоре праздники наступили. Идет торжественное собрание. Слышу, мою фамилию выкликают. Неужели в самом деле нам подарки Шалва Георгиевич привез? Гляжу — бог мой, для меня плюшевая тужурка! Знаете, по тем временам что это было? Что сегодня меховое манто…

61 год прожила Агния Ефимовна в поселке в доме на улице Северной, без каких-либо коммунальных услуг. Ее дом и сейчас стоит, правда несколько переделанный новыми хозяевами. Ничего для себя не просила, ничего не требовала. Эта женщина положила всю свою жизнь на алтарь трудовых будней.
А.Е. Троянова получила звание персонального пенсионера союзного значения. Любовно звали ее тафуинцы Станиславной. А почему так, никто и не ответит. Кто-то называл ее и своей матерью. Кроме одержимости в работе была в ней и невероятная любовь к людям, скромность и простота.

Умерла Агния Ефимовна Троянова 5 ноября 1986 года, немного не дожив до 80-летия. Похоронена с почестями на кладбище поселка Южно-Морской.
После ее смерти лучшие обработчицы на плавбазах и в консервном цехе БСФ «им. Надибаидзе» соревновались за вымпел имени Трояновой. А в музее базы хранился как реликвия флейшерный нож Агнии Трояновой.
Русское географическое общество выступило с предложением присвоить душкинской школе, которой более ста лет, имя ее бывшей ученицы Агнии Трояновой и установить на фасаде мемориальную доску.
Надеемся, что так и будет.
Не так давно на доме, в котором жила Агния Ефимовна Троянова в пос. Южно-Морской, установлена памятная доска, а на ее могиле новый мраморный памятник.

Подпишитесь на новые публикации сайта "НАХОДКА. История в фотографиях" по Email

Добавить комментарий