Люди и судьбы. Мария Георгиевна Попова (Лехтянская)

В 1920 году десяти лет от роду Варя Черная осталась одна с младшим братом Андреем на руках. Случилось это в период оккупации Японией Советского Дальнего Востока. В феврале 1919 года, при попытках завладеть «глубинными» территориями Амурской области японцы натыкались на жесткое сопротивление со стороны партизан. Для борьбы с ними японцы прибегали к тактике разгрома и сожжения деревень,  так была сожжена деревня Петровка,а с ней Сохатино, Мазаново, Красный Яр, Павловка, Васильевка, Тамбовка, Андриановка и другие села. Семья Варвары переселившаяся из Черниговской губернии, сгорела вместе с другими сельчанами деревни Петровка.

Когда с японской интервенцией было покончено, уцелевшие жители стали приходить в себя. Варя, чтобы выжить и поднять брата, пошла в помощницы к зажиточным и чудом сохранившим в целости свое имущество соседям – Лехтянским. К 17 годам Варвара стала настоящей красавицей и не удивительно, что младший сын семьи, приютившей сирот, влюбился в статную черноглазую русоволосую девушку. Свадьбу сыграли в 1927-ом, а 21 декабря 1928 года на свет появилась дочка Варвары и Георгия Лехтянских – Маша.

В 1930 г. Молодая семья переехала из Амурской области в бухту Находка, поселок Людянза. Георгий Несторович трудился на рыбокомбинате завхозом, Варвара Власовна управлялась по хозяйству и растила детей. После Маши у пары родились сыновья: Николай (1930 г.), Виктор (1933 г.), Валентин (1935 г.), Геннадий (1939 г.). Словом, быт, в Находке был достаточно налажен. Но все же, родня, оставшаяся в Амурской области, уговорила Лехтянских вернуться. Распродав все, семья вернулась к родственникам мужа. Но в 1936-ом, Варвара Власовна и Георгий Несторович вновь приехали в Приморье, с. Владимиро-Александровское. Варя – чтобы остаться здесь с детьми навсегда, а Георгий, чтобы уйти из семьи, а в 1941-ом – отправиться по мобилизации во Владивосток.

В 1943 г.15-летняя Маша Лехтянская по комсомольской путевке отправилась на учебу в ремесленное училище № 9 г. Владивосток, училась на слесаря-инструментальщика. Подростки, обучающиеся по специальностям, для подготовки и замены рабочих, ушедших на фронт, работали по 11 часов в сутки. И хотя при общежитии непременно была бесплатная столовая, чувство голода было постоянным. А случалось иногда так, что Машину группу в ночное время призывали на помощь для погрузки кирпича на железнодорожной станции Угловой. Потом несколько часов сна и опять на учебу. Так прошли 2 года – тяжелого труда и упорной учебы. Потом было распределение в г. Партизанск, на шахту № 20, где Маша Лехтянская работала инструментальщиком в мастерской, затем мотористом на водоотливе, и наконец, из шахты перевелась «на поверхность», в ламповый цех. Все было – и холод, и голод. Но Мария не унывала. Работа тяжелейшая, но мысли сдаться не было – в то время каждый понимал: надо поднимать страну, разрушенную войной.

Тем временем, Варваре Власовне во Владимиро-Александровском посчастливилось встретить свою судьбу – Петра Ивановича Пахолкина. Семья в начале 1946 года вместе с сыновьями от первого брака и их маленьким братишкой Олегом Пахолкиным перебралась в Находку. Петр Иванович стал настоящей опорой не только для Варвары Власовны, но и верным другом и советчикам детям. В 1948 году в семье родилась еще одна девочка – Ада.

В конце 1946 г. в Находку из Партизанска приехала Маша, самая старшая из детей Лехтянских-Пахолкиных. Устроилась работать в морскую рыбопромысловую школу юнг. (В то время ее называли Рыбный техникум).

Иван Иванович Гамзин, начальник школы юнг, 50-е годы

С 1944 года по приказу Главвосток-рыбпрома в мореходке готовили машинистов, мотористов, матросов, судоводителей до 20 регистровых тонн, механиков-дизелистов третьего разряда. В 1946 году школой руководил Иван Иванович Гамзин. На тот момент школа располагала обширным хозяйством свыше 45 различного рода построек, площадью около 15 130 кв.м. Из них были такие промышленные постройки, как клуб, столовая, прачечная, баня, механическая мастерская, насосная станция и склады. Маша Лехтянская сначала трудилась уборщицей, потом перешла в столовую официанткой.

В 1948 г. Петр Иванович Пахолкин, отчим Маши Лехтянской, уговорил дочку устроится на работу в Торговый порт, где сам работал прорабом. На то время, уже были сданы первые 100 погонных метров причала. Руководил портом Гостев Валерий Александрович (1947—1949 гг). В порту было 3 крана, деревянный склад, контора причала № 8, да такелажная мастерская, где погрузкой-разгрузкой занимались заключенные. Маша пришла в январе. Ей доверили уборку помещения Управления порта, а в феврале зачислили в группу учеников для обучения работы на кране. Теория Маше Лехтянской далась на «хорошо», а вот с практикой было не все так просто. Как-то сразу не заладились отношения с обучающим мастером-наставником – тот просто саботировал обучение ученицы, знающей себе цену. Но не в ее духе было отступать. Попросила дополнительные часы у другого наставника и дело пошло. Да так пошло, что в дальнейшем и рекорды била и новые технологии «на ура!» осваивала. А на вопрос корреспондентов «как вам это удавалось», отвечала – «Самолюбие двигало: не хотелось быть хуже мужчин. И потом, работа – есть работа. Груз хороший, кран замечательный, бригадир – отличный, команда – дружная. Спрашивают – Маша, дадим? И мы давали!»

Первое знакомство с краном запомнилось на всю жизнь. Не смотря на то, что была Мария высокой и крепкой девушкой, рядом с железной «махиной» почувствовала себя Дюймовочкой. А когда бригадир-наставник дал команду подниматься, испытала настоящий ужас – мало того что высоко, так он еще и шатается!.. Мелькнула шальная мысль: вот спущусь с него и опять за тряпку и швабру, полы мыть. Но поднявшись на площадку портала, услышала, как внизу опытные крановщики над ней посмеиваются, и тут решила: а вот дудки, не сдамся! Страх прошел, а потом и понравилось. Крановщик поднимается в кабину дважды: утром и после обеда. Весь путь – по обычной лестнице. Никаких лифтов и страховки. Так и работала до 1985 г. А потом еще 2 года молодежь премудростям профессии обучала.

В 1948 г. в порт после демобилизации из армии устроился работать Павел Попов. Молодой фронтовик стал помощником заведующего Причалом № 8.

Жили Маша Лехтянская и Павел по соседству. На работу по утрам шли вместе, с работы тоже. Так и подружились. А 31.12.1949 г. сыграли скромную свадьбу. В 1951 родился сын Александр, в 1954 – Павел. Хорошие выросли парни. Саша закончил ДВМУ им. Невельского. г. Владивосток, плавал механиком на океанских судах ДВМП. В 1989 г. окончил аспирантуру при Академии ЦК КПСС, был переведен в аппарат ЦК Партии. Кандидат наук. Павел закончил ДМУ, изучал «Судовождение», работал помощником капитана, а затем капитаном на рыболовецких судах.

Мария Георгиевна в совершенстве овладела профессией крановщика и работала на всех системах электропортальных кранов, имеющихся в порту. Бригада Поповой первой в Находке получила звание коллектива коммунистического труда, а сама она была выдвинута на общественную работу. В середине 1950-х избиралась депутатом городского, а затем краевого Советов депутатов трудящихся РСФСР. Вела активную профсоюзную работу. Так с трудовыми успехами, общественными заботами, семейными хлопотами и протекала жизнь Марии Поповой. В 1959 году, следуя собственному убеждению, вступила в ряды КПСС. И, надо отдать должное, ее принципиальности: когда в 1990-е бывшие однопартийцы демонстративно сжигали свои партбилеты и очерняли все, что было связанно с компартией, Мария Георгиева своим убеждениям не изменила. Да, перегибы у партии были, ошибки тоже – но нельзя втаптывать в грязь главные идеи, руководствуясь которыми жили все десятки лет.

7 марта 1960 г. Марии Георгиевне было присвоено звание Героя Социалистического труда. Начальником порта тогда был Казарян Степан Погосович (1954—1962). Сам день, когда стало известно о награде, остался в памяти навсегда. В обеденный перерыв по телефону Марии (тогда еще не привыкшей к тому, что величают по отчеству) из управления порта сообщили, что она стала Героем Социалистического труда. Управление порта отправило в Москву список рабочих, которых рекомендовали наградить Орденами Ленина за трудовые заслуги. Но там «наверху», подробно ознакомившись с успехами скромной крановщицы, решили представить Попову к званию Героя. Первая реакция Марии Георгиевны на такое известие – слезы и вопрос: как я теперь буду жить? И до 1960-го года ее жизнь нельзя было назвать простой. А тут привычный уклад встал с ног на голову: отовсюду начали поступать письма с восхищением и поддержкой, с просьбами и наказами. Стали звать на выступления перед трудовыми, творческими, ученическими коллективами. Один за другим со всей страны и из-за рубежа потянулись в Находку корреспонденты, журналисты и просто любопытствующие. А ведь она никуда не увольнялась и полномочия депутата краевого Совета с себя не складывала. Дома муж и двое маленьких сыновей. Откуда на все взять время и силы?

В 1961 г. Городская партийная организация делегировала М.Г. Попову на XXII съезд КПСС. Но выдвижение в кандидаты делегатов съездов не влечет за собой увеличение заработной платы или каких-либо дополнительных благ. А жили бедно, как все. Заработка крановщицы и начальника грузового причала едва хватало на четверых. Ни о каких излишествах и речи не шло. Помогала мама Марии Георгиевны Варвара Власовна. Чтобы хоть как-то приодеть дочь для поездок в Москву (а бывало так, что в столицу нужно было ездить каждый месяц), Варвара Власовна на приусадебном участке разводила цветы для продажи. Как-то раз один «доброхот» интеллигентного вида при шляпе, остановившись у изгороди, за которой над цветами колдовала Варвара Власовна, начал увещевать женщину – как мол, вы мама такого заслуженного человека, Героя Социалистического труда и занимаетесь спекуляцией, продавая цветы на рынке. Надо ли кому-то сегодня объяснять, что вырастить в муссонном Приморском климате цветы – дело трудоемкое и затратное? Да и стоит ли оправдываться перед людьми, видевшими лишь внешнюю сторону жизни? А было таких немало на жизненном пути Марии Георгиевны. Словом, после того, как она из обычной пусть даже и очень хорошей крановщицы стала Героем Соцтруда, отношение к ней окружающих кардинально изменилась. Кто-то откровенно завидовал, кто-то искренне радовался. Сама же Мария Георгиевна описывает тот свой период в жизни 1960-х годов так – «Мне было не просто сложно, а очень сложно». С одной стороны страшно – а вдруг не смогу удержать ту высокую планку, которую мне доверили люди, с другой – а кто будет нести эту ношу, если не я?

Начальником Торгового порта в 1962-1970 гг. был Островский Юрий Иванович. Под его руководством 28 июля 1966 г. порт был награждён Орденом Трудового Красного Знамени. В порту тогда вокруг имени Поповой роился сонм завистников со своими домыслами – со стороны всегда чужой успех кажется легким. Был момент, когда Мария Георгиевна хотела вернуть все свои награды, отказаться от общественной работы и жить спокойно, как все. В тот сложный момент ей очень помог Островский Юрий Иванович. Он созвал собрание для коллектива и очень доходчиво объяснил, насколько сложна и часто неблагодарна, ноша, которую взвалила на себя Мария Георгиевна. Большинство приняли услышанное. С Островским у Поповой сложились замечательные искренние отношения. Юрий Иванович после работы в порту был переведен на остров Свободы, где в дружественной социалистической стране помогал поднимать экономику Кубы. Мария Георгиевна не только поддерживала переписку, но даже смогла посетить остров и погостить в Гаване у бывшего начальника.

На XXIV съезде ее избрали членом Центрального Комитета КПСС. Мария Георгиевна, на совесть выполняла общественную работу, одновременно продолжала трудиться на кране. Регулярно летала в Москву на партийные съезды, решала проблемы, с которыми к ней обращались люди со всего Союза. А дома оставались мальчишки, которые научились жить самостоятельно. И готовили, и стирали, и хозяйством занимались.

Поражает насколько в 1970-е гг. доступно было для простых граждан прийти и постучаться в дверь к депутату. Порой доходило до смешного. Мария Георгиевна вспоминает случай, когда к ним в дом постучался совершенно незнакомый человек. Он отчего-то решил, что ему достаточно сказать, что он в курсе кто такая Мария Георгиевна и ему тут же дадут взаймы денег. Когда не получилось одолжить, мужчина разоткровенничался. Оказалось, что он поспорил со своими знакомыми, что мол, Герои Соцтруда живут безбедно и что только внешне дом Поповых такой же как у всех, а внутри – хоромы царские. Пришлось разочаровать незнакомца. После короткой экскурсии по скромной квартире, проситель заявил, что он проиграл в споре ящик коньяка. Мария Георгиевна лишь пошутила – меня зови, когда проставляться будешь.

Муж Павел Александрович, уйдя из порта, устроился в рыболовецкий колхоз, что существенно помогло поправить финансовое положение семьи. Именно работа в море, а не депутатский мандат Марии Георгиевны (как уверяли злопыхатели), укрепил семейный бюджет. Только тогда удалось купить автомобиль, обзавестись новой мебелью. Правда, пересудов о том, что все это богатство Поповой от госказны досталось за ее депутатство – было более чем достаточно. Но на тот момент Мария Георгиевна уже стала более философски относиться ко всякого рода сплетням: пусть говорят, я живу так, как считаю нужным.

Делегаты-дальневосточники ехали на съезд, запасаясь пачками фотографий известных людей, чтобы при случае попросить артиста, врача, космонавта поставить автограф для своих избирателей, знакомых, коллег. Известные же люди, сами будучи делегатами, как правило не отказывали просившим. Так, у Марии Георгиевны появилось много памятных снимков. Одна из них – фотография Германа Титова. Герман Сергеевич, правда, уже был несколько утомлен подобным внимание, но Мария Георгиевна не из тех, кто отступает. В качестве аргумента было упоминание о молодом строящемся городе Находка, в котором живут люди, уважающие героя летчика-космонавта.

К Марии Георгиевне нередко наведывались гости со всей страны. В первую очередь хотели убедиться: правда ли депутат ЦК КПСС работает на кране, а во – вторую – интересно в каких условиях живет Герой труда. Начальники порта не раз предлагал Марии Георгиевне проехать к одной из новостроек,  присмотреть подходящее жилье. Дескать, нехорошо встречать в маленьком стареньком домике журналистов, иностранных гостей, да и что можно подумать о руководстве предприятия, который такого заслуженного человека оставляет жить в более чем скромных условиях. Но Попова никогда не шла на переезд. Будучи в курсе куда более тяжелых, чем у нее условий проживания других семей, она твердила одно: как я потом буду смотреть в глаза людям, у которых 12 детей, а они живут в бараке и без всяких перспектив на переезд? Как я смогу представлять интересы тех, кому сейчас хуже, чем мне?

Правда, случалось, когда Марии Георгиевне волей – неволей приходилось пользоваться своим статусом в «личных» целях. Было это, то ли ранней весной, то ли поздней осенью. Ожидали в Находке очередного высокого начальника из крайкома, который выразил желание лично увидеть, как живет делегат съездов ЦК КПСС. А, надо прямо сказать, чистота улицы частного сектора, как правило, поддерживается лишь силами проживающих на ней людей. Вот на такой улице жила (и живет до сих пор) наша героиня. Мария Георгиевна в тот день была на смене, о приезде гостя домашних предупредила по телефону. А местные чиновники решили подстраховаться и улицу, ведущую к дому Поповой облагородить. Тут же нагнали технику, усилили бригаду рабочих с метлами. Словом, подготовились достойно. Соседи потом долго Марию Георгиевну добрым словом вспоминали, говорили: «Маша, ты только адрес проживания не меняй!». А как-то раз и того больше – решили провести в дом Поповых централизованное отопление: инженеры поработали, проект подготовили, даже трубы привезти успели. Мария Георгиевна тогда все нарадоваться не могла – всю улицу централизованным отоплением обеспечит! Но, не тут-то было! Вскоре выяснилось – подводить планировали только в ее дом. Узнав об этом, Попова наотрез отказалась: или во все дома на этой улице проводите или никому! С мужем после того случая тяжелый разговор состоялся, но она твердо стояла на своем. Так и не случилось «в личных целях» отопление провести.

В 1975 г. довелось Марии Георгиевне побывать в составе советской делегации от КПСС на XXII съезде коммунистической партии Франции, в Париже. Возглавлял группу Кириленко А.П. Член Политбюро, непререкаемый авторитет, третий человек в партии! С 1966 года Андрей Павлович командовал советской промышленностью, в кабинете не сидел, а бросался в гущу народа, туда, где великие стройки. В Париже помимо официальных выступлений на съезде, предполагались и экскурсии по достопримечательностям Парижа. Андрей Павлович по-отечески опекал Марию Георгиевну во время поездки. А по возвращении домой, Марию Георгиевну ждали новые задачи, которые нужно было решать незамедлительно.

В Находке на территории Рыбного порта работала, жестяно-баночная фабрика, основанная еще в 1953 году. А в декабре 1983 в районе мыса Астафьева была введена в эксплуатацию новая фабрика мощностью 500 миллионов условных банок в год. И все бы хорошо, но люди, работавшие на старой фабрике, уже успели обзавестись квартирами, местами в детских садах и школах, расположенных в районе Рыбного порта и менять место работы на «далекий» район мыса Астафьева – мало кто решался. Да и как менять? Не было тогда никакой инфраструктуры рядом с новой ЖБФ, и люди стали увольняться. Тогда-то к Марии Георгиевне и обратились представители ГК КПСС и крайкома с просьбой решить вопрос с созданием жилой зоны рядом с новой фабрикой, используя ее хорошее знакомство с Кириленко А.П., который на тот момент курировал строительную отрасль. Попова, собрав весь пакет документов, пришла на прием к Андрею Павловичу. Тот отлично помнил Марию Георгиевну по заграничной командировке, тепло встретил. И проблема со строительством нового жилого микрорайона в районе жестяно-баночной фабрики была благополучно решена. Так, во многом, благодаря Марии Поповой, был возведен жилой район вокруг НЖБФ. А Андрей Павлович еще какое-то время держал на контроле поставленную находкинцами задачу. На адрес Поповых присылал поздравительные открытки к праздничным дням. С первым же посланием случился веселый эпизод. Мария Георгиевна заметила у ворот дома двух товарищей, что называется, в штатском. Оказалось, их любопытство было связанно именно с депешами от Кириленко. Людей из органов взволновало: а почему, столь важная персона, как Кириленко, шлет открытки приморской крановщице? Мария Георгиевна, чтобы не будоражить воображение досужих комитетчиков, предложила им самим получать за нее на почте всю подобную корреспонденцию и ее по таким пустякам не беспокоить.

Как член ЦК КПСС, и как Герой Социалистического труда Попова получала несметное количество писем с просьбами и наказами. Какие могла, решала сама, с другими – обращалась в разные инстанции. Чаще всего, просьбы были серьезные, но без курьезных тоже не обходилось. Так, одна мамочка девушки на выданье, зная, что живет Мария Георгиевна в городе, где основную часть населения составляют моряки, просила подыскать для ее чада хорошего мужа.

На одном из съездов ЦК КПСС, коллега Марии Георгиевны познакомил нашу героиню с выдающимся скульптором Львом Ефимовичем Кербелем. Знакомство состоялось во время одного из перерывов между партийными заседаниями. Причем, Льву Ефимовичу было предложено угадать, кем работает в далеком городе Находка Мария Попова. Скульптор выдвинул предположение – врачом или педагогом. Мария Георгиевна пошутила: берите выше, я на представителей этих профессий смотрю сверху, я – крановщица. Кербель был удивлен таким поворотом и тут же предложил сделать бюст привлекательной крановщицы. Л.Е. Кербель – монументалист по призванию. Он автор более 50 памятников и мемориалов, установленных во многих городах страны и за рубежом. Широко известны созданные Кербелем памятники кораблестроителям у Речного вокзала в Москве, профессору И.М. Сеченову, маршалу Ф.И. Толбухину, ополченцам Фрунзенского района Москвы, медикам – героям Великой Отечественной войны в Москве и много других работ. Из 6 тысяч заседавших делегатов съезда, скульптор выбрал именно нашу Машу. Проблема заключалась в том, что делегация дальневосточников должна была уезжать на следующий день, то есть времени для позирования просто не оставалось.

Руководителем группы был Ломакин Виктор Павлович, первый секретарь Приморского краевого комитета КПСС в 1969-1984 гг. Узнав о том, что портрет нашей землячки хочет ваять такой выдающийся художник, разрешил Марии Георгиевне задержаться в Москве еще на пару дней. Правда, с оговоркой – отзваниваться, а то «знаем мы этих художников»… Но после того, как Мария Георгиевна побывала в мастерской Кербеля, познакомилась с его женой и в полном восторге рассказала Ломакину о теплом приеме, Виктор Павлович спокойно уехал домой, а Мария Георгиевна несколько дней побыла моделью. Сейчас работа выдающегося скульптора хранится в архивном отделе администрации Находкинского городского округа.

А однажды в Москве Мария Попова познакомилась с Героем Социалистического Труда, старшей крановщицей морского торгового порта Министерства морского флота СССР … Марией Поповой! Любопытный случай – тезки, коллеги, сверстницы. Обеим 7 марта 1960 года Указом Верховного Совета СССР, с формулировкой «в ознаменование 50-летия Международного женского дня, за выдающиеся достижения в труде и особо плодотворную общественную деятельность» были присвоены звания Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот». Небольшая разница в возрасте, разные отчества – Георгиевна – Антоновна, и порты Находкинский – Калининградский! Мария Георгиевна не большой поклонник писать письма, но с Марией Антоновной все же переписывалась – тезка оказалась замечательной женщиной.

Вот такая она наша Героиня. Каких только событий не было в ее жизни! Было и над чем погоревать, и над чем посмеяться. Сама Мария Георгиевна считает свою жизнь счастливой. Всегда рядом был любящий и понимающий муж, выросли отличные сыновья, удалось помочь многим людям, обратившимся к ней за помощью.

И пусть завистники, которых на ее жизненном пути было немало вспомнят, что все рождаются одинаковыми, и право на счастье тоже у всех одинаковое. Только одни могут быть счастливыми по-своему, они могут летать и сворачивать горы. Другие же твердо знают, что они не созданы для полета, потому что у них нет крыльев за спиной, и горы не сдвинутся по их желанию.

МВЦ  г.Находка . Материал для публикации подготовлен главным хранителем фондов Доброгорской И.Л. и специалистом по учету музейных предметов Черыковой О.В.

Источник

Подпишитесь на новые публикации сайта "НАХОДКА. История в фотографиях" по Email

Добавить комментарий