«Доктор» корабельного сердца

Ветераны – пятидесятники, как их называли в УАМР, потому что это они начинали работу на этом предприятии с первых дней в 1952 году: слева на право Щербинин Михаил Иванович, капитан; Грицан Николай Афанасьевич, старший механик; Попов Иван Егорович, старший механик; Лукин Геннадий Николаевич, капитан; Зорин Аркадий Максимович, старший механик; Хоменко Иван Михайлович, капитан; Кайгородов Борис Владимирович, капитан.

 

На перекрестке улиц 25-го Октября и Тимирязева под ясенем стоит деревянная скамейка, на которой обычно кто-нибудь отдыхает. Скамью эту прозвали «вахтовым местом». Последние несколько лет на ней «несли вахту» два «деда» — Аркадий Максимович ЗОРИН и Николай Афанасьевич ГРИЦАН.

По социальному статусу — пожилые мужчины, бывшие рыбаки Находкинской БАМР, пенсионеры, а по судовому штатному расписанию – старшие механики, которых на флоте называют «дедами».
Аркадий Максимович старше своего товарища и на год раньше Николая Афанасьевича окончил Находкинскую мореходную школу юнг на первом участке. К сожалению, в 2017 году он покинул наш мир, и теперь Николай Афанасьевич часто сетует: «С кем же мне теперь нести вахту?».

Мимо этой скамьи к ДК им. Юрия Гагарина часто шли бывшие рыбаки, с ними можно было поговорить, узнать последние новости о родном предприятии, которому отдано более полувека тяжелого рыбацкого труда.
Если на флоте судоводителей называли «глазами» судна, радистов – «ушами», то механики были «докторами» сердца судна — главного двигателя и всех механизмов, обеспечивающих жизнедеятельность.

Расскажу об одном из них. Николай Афанасьевич ГРИЦАН родился 16 мая 1932 года, жил в городе Иман, ныне Дальнереченск. В семье было четверо детей, Николай — третий. Мать Варвара Осиповна растила и воспитывала детей одна. Во время Великой Отечественной войны работала прачкой у военных, а после Победы 20 лет прибирала в школе.
В 1949 году Николай пытался поступить в Хабаровский железнодорожный техникум, не получилось. Поехал во Владивосток, где в это время жила старшая сестра. В мореходное училище не приняли по той причине, что в школе изучал немецкий язык, а здесь требовался английский. И поехал он в Находкинскую мореходную школу юнг. Поступил и не жалеет. Вместе с ним на курсе оказалось еще четверо ребят из Имана, и создали они Союз иманских моряков (СИМ).

Союз иманских моряков: первый ряд — Марченко Михаил Сергеевич, Грицан Николай Афанасьевич, Тутуевский Виктор Евстафьевич. Второй ряд – Кормич Евгений Павлович, Пожильцов Леонид Алексеевич

 

Все они окончили в 1951 году мореходную школу и пришли на флот – Михаил Сергеевич МАРЧЕНКО, механик-дизелист третьего разряда; Евгений Павлович КОРМИЧ, судоводитель 200 регистровых тонн; Леонид Алексеевич ПОЖИЛЬЦОВ и Виктор Евстафьевич ТУТУЕВСКИЙ, судоводители 200 регистровых тонн, и Николай Афанасьевич ГРИЦАН, механик-дизелист третьего разряда.
Первый год учебы, по словам Николая Афанасьевича, был очень тяжелым. Оторванность от дома, постоянное чувство голода давало о себе знать, несмотря на то, что пайка хлеба на одного человека была шестьсот граммов. Для примера — в блокадном Ленинграде пайка хлеба в 1942 году была 125 граммов, у обучающихся в спецморшколе № 5 на улице Седова в городе Находке в 1943 году — 400 граммов хлеба (из воспоминаний Константина Павловича Павлова – юнги «огненных лет», проживающего в настоящее время в Находке).
Однако были и хорошие моменты: всем выдали форменное обмундирование – брюки, фланелки, тельняшки и даже нижнее байковое белье, что было в то время редкостью.

Первый год казался тяжелым еще и по другим причинам: подъем строго в шесть часов утра, физзарядка на улице в любую погоду. Физзарядку проводили на танцплощадке, которая была рядом с казармой, затем умывание, приведение спального помещения в порядок и только затем переход в столовую на завтрак.
В столовой за столом было по четыре человека, дежурный получал хлеб для каждого, а затем официантки разносили пищу. Первое и второе блюда подавали в фарфоровых тарелках. На втором курсе пайку хлеба увеличили до 800 граммов, все пришли с практики, и жизнь стала веселее. Занятия проходили в соседнем с казармой здании и в учебных механических мастерских.

Первая практика в 1950 году была на парусной шхуне «Юнга». Ходили на Сахалин, в Николаевск-на-Амуре. В Татарском проливе попали в сильный шторм, подали сигнал SОS, но выкарабкались сами, благодаря главному судовому двигателю мощностью 225 л.с.
Старшим механиком на «Юнге» в это время был Дмитрий Миныч Кожановский, он же и преподавал курсантам «ДВС».
Вторую практику проходил во Владивостоке на предприятии «Мортранс», на буксирных катерах японской постройки, водили баржи и кунгасы по Приморью.

«В роте у нас ,– рассказывает Николай Афанасьевич, – не было фотоаппарата, и когда в поселке Известковый (ныне Рыбак) открылась фотография, мы сразу сделали себе снимки на память». Эти фотографии хорошо сохранились. С уважением вспоминает Николай Афанасьевич командира роты Сергея Семеновича СМИРНОВА, мужчину высокого роста, стройного и очень строгого. Он всегда ходил в черном морском кителе, застегнутом на все пуговицы, флотских отглаженных брюках, на голове — мичманка и требовал дисциплины и порядка от своих подопечных.

В 1951 году, после окончания мореходной школы, приблизительно 50 выпускников разных специальностей были направлены в поселок Преображение, на рыбокомбинат «Второй сейнерный». В том числе были и все члены Союза иманских моряков.
В составе мореходной школы в это время работала школа ФЗО, где готовили токарей, бондарей, мастеров посола рыбы и др., и все они были востребованы на флоте. На рыбокомбинат «Второй сейнерный» в августе 1951 года поступили первые десять СРТ из Германии, и уже 14 ноября 1951 года Николай Афанасьевич получает направление на СРТ 378 на должность моториста. 30 августа 1952 года, в связи с реорганизацией рыбокомбината «Второй сейнерный», он вместе с СРТ переведен в Управление активного морского рыболовства и получил должность третьего механика СРТ, затем второго. В 1956 году он уже старший механик СРТ-423. Вместе со своим судном и Управлением активного морского рыболовства переехал в Находку, где проживает по настоящее время.
Друзья, как и он, стали старшими механиками и капитанами рыбопромысловых судов. Но прежде чем достичь этих высот, для повышения квалификации им пришлось пройти обучение в учебно-курсовом комбинате города, а затем в Дальневосточном мореходном училище. Прошел все эти ступени и Николай Афанасьевич. Но до этого он 16 лет проработал на СРТ. В 1967 году Николая Афанасьевича впервые назначают на должность второго механика БМРТ «Третьяково», а из рейса он вернулся уже старшим механиком, «дедом». Так им и остался до выхода на пенсию.

Работа рыбака в море очень нелегкая, и без существенной поддержки на берегу не обойтись. Кто может оказать поддержку рыбаку? Конечно же, жена и семья. В 1955 году Николай приехал домой проведать свою маму. А у нее в это время на квартире проживала девушка из соседней деревни, которая работала на горпищекомбинате. Звали ее Нина Михайловна Турок. Познакомились, переписывались и 18 мая 1957 года создали новую семью. Брак зарегистрировали в Находке.
Сначала жили в одной комнате, а в 1961 году руководство Управления активного морского рыболовства выделило им трехкомнатную квартиру. Родили и воспитали двух дочерей, дождались трех внучек, а сейчас ожидают правнуков. Так и живут вместе вот уже 60 с лишним лет.

Нина Михайловна ГРИЦАН за 25 лет добросовестной работы в ДК им. Ю.Гагарина награждена медалью «Ветеран труда». Общий стаж работы Николая Афанасьевича составляет 52 года на одном предприятии, из них 36 лет непосредственно в море, на промысле рыбы, и 16 лет в портофлоте. Вот такие у нас есть ветераны рыбного хозяйства, «доктора» корабельных сердец.
Я знаю, что все военные плавсредства называются кораблями, а гражданские – судами, но полагаю, что судовые механики все-таки «доктора» корабельных сердец, независимо от того, где они работают или служат.

По материалам газеты «Находкинский рабочий»

Подпишитесь на новые публикации сайта "НАХОДКА. История в фотографиях" по Email

Добавить комментарий