Возвращение к прошлому. Деревня Таудеми

Как все-таки интересно в жизни бывает: была деревня, в ней жили люди, так сложились обстоятельства, что они ее покинули, да не по своей воле. Причиной тому трагический 1937 год, когда уходили товарняки из Приморья в Среднюю Азию, увозя и жителей деревни Таудеми. В основном, в Узбекистан.

Опустела территория и время не оставило следов от прежней жизни. Только необозначенные кладбищенские холмики напоминают о былом нахождении здесь людей. Да, нет-нет, земля выдаст на поверхность обломки, объеденные ржавчиной, сельхозорудий, да кухонной утвари.

Прошел восемьдесят один год, и судьба заставила новое поколение людей вспомнить об исчезнувшей деревне, вернуться на зеленые поля, где она стояла, поклониться оставленным на склоне сопки незнакомым холмикам-могилкам. И начать поиски архивных документов, объявить по всей стране с помощью интернета розыск потомков таудеминцев, а может и еще живущих, но уже пожилых людей — детей бывших жителей деревни Таудеми.

И вот какова история некогда многочисленной, но исчезнувшей еще в прошлом веке деревни Таудеми Новолитовской волости Ольгинского уезда Приморской области, как тогда она значилась. Уже начало поисков показало, что она была не единственной корейской деревней в тех местах. Рядом были разбросаны фанзы селений Меордон, Посудон, Лихвандон. А может и еще каких, пока не найденных.

С годом образования деревни не совсем понятно, разные годы обозначены в статистических таблицах: и 1883, и 1884, 1885, 1888. Больше верится документу «Ведомость к карте заселения Уссурийского края, составленной чинами Уссурийской партии в 1905 году». Здесь год образования селения 1883 год.

В 1868 году прибыли из Кореи в Уссурийский край семьи Ко-чан-хани, Ко-чан-бойми, Ко-чан-габи, Сергея Тан-сюри-па. В 1869 году – Хон-ун-бини, Фан-чу-кей, Ко-сен-чири. Большой поток прибыл в период с 1870 по 1889 годы. Они то и стали старожилами деревни. В «Кратком историческом очерке переселения корейцев в Южно-Уссурийский край» за 1895 год написано, что раньше они lтаудеминские корейцыl жили в Екатериновке, но по приходе русских переселенцев были оттуда выселены…Почва на новом месте оказалась каменистая. Но урожаи получаются хорошие: при посеве, например 5 пуд. пшеницы получают до 100 пуд., из 4 пуд на десятину овса получают до 140 пуд….Скота держат немного…Заработков никаких нет…Кореец – хозяин участка – живет среди своего поля…корейские фанзы разбросаны по всей долине, занимаемой деревней…деревьев нигде не видно вблизи фанз и все посевы расположены вокруг дома, клочками».

Также переселились на р. Таудеми и корейцы из деревень Янчихе, Фаташи, из Собиловки, с Лифы. В семьях было много детей, привозили с собой и престарелых родителей. По статистике на 1890 год в д. Таудеми было 57 дворов, проживало в них 161 мужчина и 116 женщин. Нашлись в архиве и ранние посемейные списки жителей д. Таудеми за 2 августа 1890 г.

1).1 фанза. Ко-пун-зуни, 63 года. Сын его: Ко-сек-цуни, 26 лет, его жена Ким, 18 л. Дочери: Окт-мни, 2 г.; Лени, 1 г. Прибыл в Уссурийский край в 1871 г.

2). 1 фанза. Ко-чан-хани, 52 г. Жена его Ли, 42 г. От 1 жены: Сын Ко-мян-бо, 31 г., его жена Хань, 29 л., их дети: Ван-се, 6 л.; Турце, 5 л. Прибыли в 1868 г. 1-я жена Кочан-хани умерла в 1889 г.

3). 1 фанза. Ко чан-бойми, 53 г. Жена его Ким, 42 г. Сын их Каше-ки, 17 л., его жена Па, 17 л., дочь их Не-ни, 2 г. Прибыли в 1868 г.

4). 1 фанза. Ко чан-габи, 52 г. Жена его Ким, 52 г. Сын их Пен-се, 15 л. Дочь Ко, 13 л. Тоже в 1868 г.

5). 1 фанза. Цей-сян-муни, 40 л. Жена его Па, 41 г. Мать его Па, 61 г. Дети: Гон-ся-ги,11 л.; Кося-ги, 10 л.; Пон-сяги, 4 г.; дочь, 12 л. Тоже в 1870 г.

6). 1 фанза. Цхой-тин-зюни, 23 г. Жена его Ко, 22 г. Дочь, 2 г. Мать жены Цхой, 42 г. Брат жены Ко-ман-зиги, 8 л. Сестра, 11 л. Прибыл из Кореи в Уссурийский край в 1870 г.

7). 1 фанза. 7 Ца-Цань-баби, 57 л. Сыновья его: Ца-юнь-гаки, 29 л.; Оха-ги, 19 л.; Подан-си, 8 л. Тоже в 1887 г.

8) 1 фанза. Паку-Куньми, 47 л. Жена его Ким, 37 л. Сыновья их: Пен-хени, 17 л.; Пен-они, 11 л.; Пен-вони, 9 л. Дочь 1-я, 14 л. Тоже в 1884 г.

9) 1 фанза. Па-куэ, 41 г. Жена его Чемь, 31 г. Дочь 1-я, 5 л. Сын Номи, 2 г. Тоже в 1887 г.

10). 1 фанза. Пак-цин-дини, 41 г. Жена его Ким, 41 г. Сыновья: Ичу, 15 л.; Юн-чу-ни, 8 л. Дочь 1-я, 9 л. Тоже в 1884 г.

11). 1 фанза. Ли-сын-мани, 40 л. Жена его Ким, 36 л. Тоже в 1887 г.

12). 1 фанза. 12 Вон-чан-зи, 52 г. Жена его О, 37 л. Дети их: Ца-эки, 16 л. Дочь, 14 л. Дочь, 12 л. Дочь, 4 г. Сын, 1 г. Тоже в 1884 г.

13). 1 фанза. Син-тон-хени, 43 г. Жена Ким, 44 г. Дети: Се-уди, 22 г. Дочь, 15 л. Дочь, 8 л. Дочь, 2 г. Зять Сен-ден-бо, 32 г. Тоже в 1887 г.

14). 1 фанза. Кон-си-ха, 39 л. Жена его: Ким, 33. Мать его Сим, 70 л. Сыновья его: Ким-бавы, 14 л.; Ким-сони, 12 л.; Ким-теги, 9 л. Тоже в 1887 г.

15).1 фанза. Ким-ши-пири, 30 л. Жена его Ли, 33 г. Мать его Цхой, 63 г. Бабушка Тень, 79 г. Сыновья его 1-й Пу-дари, 8 л.; 2-й Октар, 4 г. Тоже в 1887 г.

16) 1 фанза. Ян-сек-тиги, 77 л. Внуки его: Иль-сеги, 22 г.; Иль-хеги, 19 л. Тоже в 1887 г.

17). 1 фанза. Хон-ун-бини, 63 г. Жена его Ко, 62 г. Сыновья его: 1-й. Тхей-сеги, 39 д., его жена Ли, 39 л. Дети их: 1-й Ки-ту-и, 19 л., его жена Ю, 14 л. 2-й Кан-iони-че, 16 л. 3-й Ки-муни, 14 л. 4-й Ки-цони, 9 л. Дочь, 6 л. Дочь, 2 г. 2-й. Хон-ун-тен-че-ки, 23 г., его жена Па, 20 л., их дочь, 1 г. Дочь Хан-ун-бини, 12 л. Тоже в 1869 г.

18). 1 фанза. Пак-сини-чжу, 39 л. Жена его Цай, 32 г. Дети их: Сон-мин-дан, 14 л.; дочь, 9 л.; Хан-ин-дон, 8 л.; дочь, 2 г. Тоже в 1882 г.

19). 1 фанза. Чен-Чджу-хе, 53 г. Жена его Па, 41 г. Сыновья их: Чен-хаш-ки, 26 л., его жена Па, 25 л.

Чен-Чд-му-ки еще сын. И-сеги, 11 л. Чан-сеги, 7 л. Тоже в 1884 г.

20). 1 фанза. Иван Никифоров, 41 г. Жена его Елена, 32 г. Дети их: Чан-сони, 14 л., его жена, 18 л. Ивана сыны: Чан-гаки, 8 л.; Чан-нени, 6 л. Тоже в 1870 г.

21). 1 фанза. Ким-чу-еки, 51 г. Жена его Янъ, 48 л. Сыновья его Вониби, 22 г., его жена Па, 21 г., дочь их, 2 г.; сын, 2 г. Сыновья Сан-по-нси, 17 л.; Сице, 15 л. Тоже в 1887 г.

22). 1 фанза. Тим-чан-хай, 44 г. Жена его Па, 41 г. Дети их: Цин-гуани, 26 л.; Цин-бой, 14 л.; Цин-гой, 6 л.; дочь, 12 л. Тоже в 1887 г.

23). 1 фанза. Ким-ин-ди, 45 л. Жена его Ким, 37 л. Сын его Тан-го-ни, 32 г., его жена, 27 л. Дочь, 8 л.

Дочь, 6 л. Тоже в 1887 г.

24). 1 фанза. Фан-чу-кей, 29 л. Жена его Па, 25 л. Сын Ки-му-ни, 5 л. Дочь, 2 г. Тоже в 1869 г.

25). 1 фанза. Чим-тен-ши, 39 л. Жена его Па, 28 л. Дети их: Цин-су-ри, 9 л. Чан-га-ки, 8 л. Дочь, 12 л. Тоже в 1887 г.

26). 1 фанза. Иван Кытей Ким, 31 г. Жена его Мария Игнатьевна, 29 л. Дети их: Илья, 12 л.; Алексей, 8 л.; Анна, 5 л.; 2-я не крещенная, 3 г. Тоже в 1870 г.

27). 1 фанза. Хан-чу-еки, 62 г. Жена его Ли, 56 л. Дети их: Ха-ха-сей, 28 л., его жена Цой, 32 г., их дочь, 4 г. Хан-чу-еки дочь Чу-еки, 15 л. Тоже в 1879 г.

28). 1 фанза. Па-ки-неки, 49 л. Жена его Чим-си, 52 г. Дети их: 1.Чен-ми, 23 г., жена его Тен-ен, 20 л., дочь их, 2 г. Бун-мы 3-й, 16 л. Дочь, 11 л. Мать Паки-неки Тимси, 69 л. Тоже в 1882 г.

29). 1 фанза. Се-ца-ги, 40 л. Кни-мани, 15 л. Турце-нами, 12 л. Тоже в 1882 г.

30). 1 фанза. Сергей Тан-сюри-па, 37 л. Жена его Ко-си, 27 л. Сыновья их: Сон-де-бавы, 5 л.; Сен- павы, 2 г. Дочери: Куин-ней, 10 л.; Черто-ли, 8 л. Отец Сергея Тан-сюри, 71 г., его жена Цой-си, 66 л. Тоже в 1868 г.

31). 1 фанза. Ко-сен-чи-ри, 42 г. Жена его Цай, 37 л. Дети их: Ин-тени, 15 л., его жена Ли, 17 л. Дочь Орине, 9 л. Тоже в 1869 г.

32). 1 фанза. Чин-Кунби-ги, 40 л. Жена его Ким, 28 л. Дети их: Куги-секи, 12 л.; Турце, 5 л. Дядя Чумби, 52 г. Тоже в 1878 г.

33). 1 фанза. Тимофей Ким, 39 л. Жена его Пелагея, 35 л. Дети их: Николай, 10 л.; Марья, 15 л. Тоже в 1870 г.

34). 1 фанза. Пак-ти-ле, 34 г. Жена его Ким, 30 л. Дети их: Шан-хи-би, 11 л.; 1 дочь, 12 л.; дочь, 10 л.

Мать его Цой, 60 л. Тоже в 1878 г.

35). 1 фанза. Пак-ни-ма-ни, 37 л. Жена его Ким, 32 г. Дети их: Сун-чу-ни, 12 л; Чун-чей, 10 л.; Хун-джю-ни, 7 л. Тоже в 1878 г.

36). 1 фанза. Пак-чан-теги, 53 г. Жена его Ким, 32 г. Дети их: Мек-жю-ни, 13 л.; Сян-дмю-ни, 14 л.; дочь, 15 л. Отец Iони, 75 л., его жена Ким, 80 л.

Пак-коань-мду, 33 г., его жена Цой, 32 г., их дети: Чан-рай-ма, 10 л.; 1 Дочь, 12 л.; 2 Дочь, 6 л.; сын, 2 г. Отец его Чан-на-ди, 53 г., его жена Ким, 60 л. Тоже в 1878 г.

37). 1 фанза. Цей-тен-бо, 39 л. Жена его Цой, 20 л. Дочь Нени, 2 г. С Янчихе в 1889 г.

38). 1 фанза. Ким-си-чай, 42 г. Жена его Хань, 29 л. С Фаташи в 1889 г.

39). 1 фанза. Пак-синь-они, 33 г. Жена его Ким, 34 г. Дети их: Сице, 7 л.; Дице, 4 г.; Так-тары, 9 л.

Его брат Синь-кони, 30 л., его жена Ким, 23 г., их сын Чен-кими, 5 л. С Фаташи в 1889 г.

40). 1 фанза. Пак-че-зани, 32 г. Жена его Цхоси, 17 л. Прибыли в 1889 г.

41). 1 фанза. Ким-хан-зуй, 52 г. Жена Цой, 46 л. Из Янчихе в 1889 г.

42). 1 фанза. Дю-дин-зини, 42 г. Жена его Цой, 37 л. Дети их: Номи, 4 г.; дочь 1-я Акси, 11 л. Прибыли в 1889 г.

43). 1 фанза. Ким Кiони, 30 л. Жена его Па, 28 л. Дочь, 3 г. Тоже в 1889 г.

44). 1 фанза. Кое-кани, 36 л. Жена его Ханси, 26 л. Дети их: Чам-бау, 5 л.; Чертали, 12 л.; То-динье, 9 л. Его мать Тим-ен, 57 л. Из Янчихе в 1889 г.

45). 1 фанза. Ди-фа-хаси, 36 л. Жена его Чен-си, 26 л. Дочь Ман-зони, 6 л. С Крепости в 1889 г.

46). 1 фанза. Иван Ким, 41 г. Жена его Анна, 26 л. Сын Василий, 5 л. Из Собиловки в 1889 г.

47). 1 фанза. Тен-се-иди, 41 г. Жена его Цеси, 39 л. Сын 1-й, 14 л. Сын 2-й, 8 л. С Лифы в 1889 г.

48). 1 фанза. Ко-ся-уди, 43 г. Жена его Юси, 36 л. Дети их: Куни, 16 л.; Турце, 13 л.; Сице, 10 л.; Дице, 8 л. Мать Косяуди, 63 г. Из Собиловки в 1889 г.

49). 1 фанза. Ким Маноне, 48 л. Жена его Лим-си, 45 л. Сын 1-й, 10 л. Дочь, 2 г. С Лифы в 1889 г.

50).1 фанза . Са-чири-ким, 42 г. Жена его Цеси, 42 г. Племяник Копони, 15 л. Отец его Са-чири-кима, 85 л. Из Янчихе в 1889 г.

51). 1 фанза. Хам-де-уни, 58 л. Жена его Оси, 45 л. Сын их Тан-себи, 10 л. Дочь, 14 л. Из Янчихе в 1889 г.

52). 1 фанза. Тим-Химони, 28 л. Жена его Ким-си, 18 л. Отец их, 55 л. Мать Циси, 50 л. Брат Турце, 14 л. Из Янчихе в 1889 г.

53). 1 фанза. Тим-ден-юби, 38 л. Жена его Хан-си, 40 л. Отец, 68 л. Из Янчихе в 1889 г.

54). 1 фанза. Тим-уни-себи, 40 л. Жена его Хан, 36 л. Дочь Сюгири, 14 л. 2-й сын, 10 л. 3-й сын, 6 л. сын Из Янчихе в 1889 г.

55). 1 фанза. Цен-кау-но, 31 г. Жена его Цой-хаси, 16 л. Отец, 56 л. Из Янчихе в 1889 г.

56). 1 фанза. Хан-чу-баши, 36 л. Жена его Таза, 24 г. Сын Номи, 2 г. Из Янчихе в 1889 г.

В марте 1894 года крестьяне сел Новолитовское и Таудеми обратились к Епископу Камчатскому, Курильскому и Благовещенскому с прошением о возможности строительства церкви. Но получили ответ, что из-за малого количества жителей в этих деревнях правильнее построить церковь в с. Душкино, расположенного в 21 версте от названных селений, а Таудеми и Новолитовское приписать к Душкинскому приходу. Что так и случилось, но до той поры, пока не появилась в 1911 году церковь в с. Новолитовское.

По метрическим книгам и Душкинской, и Новолитовской церквей можно собрать информацию о первых жителях деревни, о вновь рожденных, о браках, о крещение корейцев. Оказывается, корейские женщины того времени имен не имели. Правда, большинство девочек получали какое-нибудь название, например: обонне — трава, нении – девочка, бубунне – урод, сетдзанне – третья, туртцанне – вторая девочка и т.п.; эти имена употребляли в детстве старшие родственники и друзья дома, посторонние же обязаны были называть девочку аги-си или саги – си, т. е. нечто в роде «барышня».

После замужества женщина опять таки не имела своего имени, а называлась по фамилии своего отца, например, отец – Пах, Ким, Ди, Хан. К фамилии прибавляется си окончание женского рода и выходит Пахси, Кимси, Диси, Ханси. Под такими именами замужние женщины и фигурируют в посемейных списках.

Мальчиков до 3-х лет звали номи – мальчик, муадзи – теленок, тусдзи – поросенок и т.п. Впоследствии мальчик получает имя, которое и носит всю жизнь. Имя состоит из двух букв, например: Чан-чыни, Ту-сей и т.п. Фамилию мальчик носит отцовскую, состоящую всего из одной буквы.

В 1894 году был открыт почтовый тракт на Сучан. Недалеко от деревни Таудеми поставили почтовую станцию с таким же названием. В 1896 году станционное помещение содержал крестьянин Кирилл Чешин. Ямщиками числились уволенный в запас армии канонир из Владивостока и крестьянин из д. Унаши. Писарем был сын крестьянина Василия Матвеева из д. Михайловка Суйфунской волости. Лошадей было шесть, 6, 7 и 10 лет. Имелись летняя повозка – тарантас, две штуки. И зимняя – сани, тоже две штуки. Имелась и дуга с колокольчиками. Погонная плата для проезжающих была 3 копейки. Здание станции разместилось в одноэтажном доме на две половины в середине с парадным крыльцом. Собран он был из бревен, крыт железом. В одной половине располагались «господа проезжающие», в другой станционная прислуга. За досчатой перегородкой в комнате для приезжающих сидел писарь. К стене здания был пристроен сруб, крытый тесом. В нем располагались ямщики. На дворе стоял бревенчатый амбар для хранения фуража, крытый тесом и конюшня длиной 24 аршина из тонкого леса в столбы, крытая соломой.

В 1897 году выделили деревне земельный надел в 978 десятин. Границы утвердил Землемер Южно-Уссурийского Переселенческого Управления П.А. Бартошевич. Старостой деревни на этот момент был Петр Александрович Ким.

К 1 января 1898 года мужчин в деревне насчитывалось 199, женщин 191. В хозяйстве было рабочих лошадей 89, нерабочих 27. Рабочего крупного рогатого скота 104 головы, и нерабочего – 62. Земли под посевами числилось 214 десятин, да под огородами 27½ десятины.

В 1901 году по желанию корейских крестьян в деревне была открыта церковно-приходская школа на средства самих жителей. Заведующим состоял священник Владимиро-Александровской церкви Андрей Рождественский, учителем – крестьянин д. Игнатьевки Успенской волости Никита Топольняк. Специального учительского образования у него не было. Обучались в школе 30 корейских мальчиков и 2 русских мальчика из д. Новолитовское. Учебников при школе не было, пособий для учителей не было, библиотеки тоже. Имелась пришкольная земля в 1 десятину. Сама школа была холодная, здание выстроено на скорую руку по типу фанзы.

К 1 января 1901 года численность жителей деревни Таудеми достигла 424 человека. На почтовой станции проживала 1 семья, в которой было 7 мужчин и 3 женщины, всего 10 человек. Дворов в 1901 году стало 69, а не жилых построек 71.

Церковь в деревне так и не построили. В 1909 году деревня относилась к Душкинскому приходу, где священником нес службу Никон Иванович Сахаров, псаломщиком Павел Стецюренко, а церковным старостой Иван Яковлевич Долгаль. В приход также входили д. Домашлино и Новолитовское.

В мае 1910 года на сходе крестьян в присутствии сельского старосты Федора Пака, в присутствии Новолитовского волостного старшины Степана Верхогляда слушался вопрос о разделении деревни Таудеми на две части. Одна осталась с прежним названием, вторая была названа по названию речки Сибичан. Южно-Уссурийский Уездный съезд Крестьянских Начальников от 22 марта 1911 года постановил признать раздел Таудеминского сельского общества на две части целесообразным и подлежащим утверждению со стороны Крестьянского Присутствия. Эти селения отстояли друг от друга на расстоянии 3-х верст.

К 1911 году в хозяйствах крестьян кроме лошадей и крупного рогатого скота появились свиньи в количестве 305 штук. В этот год в деревне Таудеми сгорело здание школы.

По статистике 1912 года в д. Сибичан по речке Сибичан число хозяйств 33. Мужчин 138, женщин – 140, всего – 278 человек. Среди них числился 1 китаец. В деревне была торговая лавка. А главными занятиями, конечно же, были земледелие, охота, ловля рыбы, сборы дикоросов. Ближайшие церковь и школа находились за 2 версты в с. Новолитовское. За врачебной помощью обращались к врачу за 13 верст в с. Душкино.

В Таудеми семей было на 6 больше, т. е. 39, а жителей 308 человек. В церковь также ходили в с. Новолитовское, а вот школу восстановили. И учителем в этой церковно-приходской школе работал Кирилюк Кирилл Федорович. Известно имя еще одного учителя, работавшего в школе в 1912 году — И. Качинский. Вероятно, он учительствовал после Кирилюк К.Ф.

Земледельцы д. Таудеми засевали свои поля пшеницей (1 десятина), ячменем (4 десятины), овсом (45 десятин). Также выращивали картофель (20 десятин), просо и чумизу на 80 десятинах, бобовые на 12 десятинах. В целом засаживали 162 десятины. Из «Исторического очерка»: «Бобы в хозяйстве корейца играют большую роль: из них приготовляется соя, без приправы которой не обходится ни одно почти корейское блюдо».

А земледельцы д. Сибичан засевали поля ячменем (4 десятины), овсом (50 десятин), сажали картофель (20 десятин), просо и чумезу (50 десятин), бобовые на 15 десятинах, выращивали так называемые торговые растения на 1½ десятинах. Всего засевали и засаживали 140½ десятин. Чуть меньше, чем д. Таудеми. Еще корейцы выращивали каолян (гаоляо) – нечто вроде проса, но гораздо крупнее, красного цвета. Из него готовили кашу – паби, квас – камджи и водку – сули. Он служил хорошей пищей и лошадям. Конопля шла на выделку холста для одежды, туфель, веревок, матауз, неводов, ниток; из семян жали масло. Среди овощей были распространены капуста, баклажаны, дыни, арбузы, огурцы, картофель, чеснок, лук, салат 3-х сортов, редиска, репа, емджи – полевой лук, морковь, перец стручковый, табак манчжурский.

Как же не получить хорошего результата, когда «выходит кореец летом на работу в 3 часа, работает до 10-ти, завтракает в поле же вареной чумидзой, отдыхает после еды с ½ часа и затем снова работает; в 3 часа обедает в поле если далеко от дома, иначе приходит домой. И затем примерно с 5 часов по полудни и до позднего вечера продолжает работу».

В августе 1912 года Заведующий Побережным районом получает от Заведующего Приморским переселенческим участком документ следующего содержания: «Областное присутствие, рассмотрев…….ходатайство Сибичанского сельского общества Новолитовской волости о переименовании селения Сибичан в Алексеевское журнальным постановлением за № 438 определило: селение Сибичан переименовать в Алексеевское…». Откуда это название? Какой Алексей так отличился, чтобы его именем назвали деревню? Оставляем, как одну из главных версий следующую: в одном из документов допускается, что оно связано с именем Его императорского Величества наследника Цесаревича великого князя Алексея Николаевича. Хоть формально он и не давал разрешения на это, но корейцы в благодарность за то, что их пустили на российские земли и помогли в трудные годы, возможно, решили дать имя Цесаревича своей новой деревне. Но как часто в те годы происходило в названиях и фамилиях происходили деформации. Так Алексеевское стало Алексеевкой и на картах, и в статистических таблицах пишется именно это название.

По сведениям 1913 года в д. Алексеевка крестьянин Сергей Сергеевич Пак занимался торговлей разными товарами с годовым оборотом в 10000 рублей. В этом году в деревне появилась своя школа 1-классная Министерства народного просвещения.

В 1914 году численность и состав жителей Таудеми и Алексеевки изменился таким образом: в Таудеми проживало в числе инородцев 160 мужчин и 138 женщин, всего 298 человек. В числе иностранцев мужчин 60 и женщин 43, всего 143. Общая численность 401 человек. В д. Алексеевка в числе инородцев 148 мужчин и 142 женщины. В числе иностранцев 34 мужчины и 31 женщина. Общая численность 355 человек. Русских в обоих селениях не проживало.

Занимались корейские крестьяне и сбором морской капусты в заливе Восток. Так по данным февраля 1914 года крестьяне деревни Алексеевка Никита Цой и Сергей Пак собрали по 1500 пуда и продали китайцам во Владивосток. А из деревни Таудеми один крестьянин (имя неизвестно) собрал 500 пудов.

В Таудеми в эти годы уже работала водяная мельница и маслобойка. 2 семьи развели пасеки и имели 400 штук улей. В Алексеевке работала кузня и 5 семей занимались производством кирпичей.

В 1915 году в школе д. Алексеевка обучалось 30 мальчиков и 8 девочек. Учительствовал Ермолаев Сергей Павлович, законоучителем числился о. Сергей Сиворакша. В Таудеми училось 25 мальчиков и 10 девочек. Учитель церковно-приходской школы Соколов, и.д. законоучителя заведующий Мартышко.

С декабря 1915 по декабрь 1918 года сельским старостой д. Таудеми был выбран Степан Михайлович Пак, малограмотный крестьянин, 35 лет. Сельским писарем на год выбран Михаил Петрович Пак, грамотный, 20 лет. Что интересно, в этой деревне писарь получал жалование в 200 рублей, а староста в 120 рублей. В д. Алексеевка сельский староста также выбран на три года Андрей Иванович Ким, малограмотный, 29 лет, с жалованием в 120 рублей. А сельский писарь на два года Кузьма Харитонович Пак, грамотный, 17 лет, с жалованием в 100 рублей.

В 1916 году десятскими по деревням выбраны: в Таудеми Иван Ким, 55 лет; Назар Ким и Алексей Александрович Хван, 35 лет. В Алексеевке десятские Тихон Ким, 38 лет; Иван Петрович Ко и Козьма Сергеевич Ким, 26 лет.

На 1916 год число дворов в Алексеевке 34, жителей-старожилов 309 человек. В Таудеми 42 двора, число жителей 293. В Алексеевке появилось русское торговое заведение стоимостью в 1200 рублей, и в Таудеми стоимостью в 400 рублей.

Корейцы выращивали на полях еще и табак. В доказательство этому, такое Свидетельство от 10 апреля 1917 года: «дано настоящее Новолитовского Волостного Правления корейцу И-чон-хуни проживающему на земле граждан д. Таудеми…на право провоза табаку (листового) который местного производства, в количестве 25 тюков весом около восьмидесяти пяти пудов в г. Владивосток (в лавку), оптовый склад листового табаку Си–хин-сина. Семеновская ул., д. 22, что подписал и приложением казенной печати Волостного правления удостоверяет Волостной старшина».

В феврале 1917 года учителями Таудеминского 2-х классного училища были Прокопий Иванович Ким, Степан Федорович Цой, Варвара Степановна Гриневская. В Алексеевке Пак Ф.А. В Таудеми на этот год числилось 67 хозяйств или 473 человека, в Алексеевке – 58 или 366 человек.

Год 1919 не прошел не замеченным для этих селений. Жители обоих сел принимали самое активное участие и в борьбе с белогвардейцами, и в партизанском движении.

В 1923 году «за малолюдностью и материальной необеспеченности» закрывается Таудеминское училище. В этот год по селам начали создаваться сельские советы. Не остались в стороне и Таудеми с Алексеевкой. Появляются Алексеевский и Таудеминский сельсоветы. С численностью населения соответственно 350 (46 дворов) и 508 человек (40 дворов).

По материалам Всесоюзной переписи населения 17 декабря 1926 года в Таудеминский сельский совет входили следующие населенные пункты: Букчон, Дондячон, Нижний Лихвадон, Ногмагдын, Пошудон, Синихя, Хвечундон.

В 1933 году в Таудеми работала неполная средняя школа. Директором работал Цой К.С. В Алексеевке была начальная школа с I по IV ступень. Директор Ким Пен-чу.

Как и везде по Ольгинскому уезду в те годы в д. Таудеми был организован колхоз со звучным названием «Молния». Его историю еще предстоит изучить.

В 1937 году произошли известные события по выселению корейского населения из Приморья. В Протоколе заседания Президиума Буденовского РИК от 13 ноября 1937 года написано следующее: «…территории ликвидируемых сельских советов, в т.ч. Таудеминского сельского совета – поселок Таудеми закрепить Васильевскому сельсовету, поселок Алексеевка закрепить Новолитовскому сельсовету».

Вот так возрождается память, и надолго забытая деревня теперь снова у нас на слуху и поиски ее истории приобрели серьезные масштабы, объединив и сплотив в совместной работе краеведов Приморья и потомков таудеминцев, ныне живущих в далеком Узбекистане.

Бендяк Е.Э., краевед п. Ливадия, член ОИАК ——————————————————————————————————

Бендяк Елена Эдуардовна, экскурсовод, действительный член Общества изучения Амурского края, член редакционного совета газеты «Залив Восток», автор книги «Приморская Ливадия. От Душкино до Анны» «Более десяти лет я занимаюсь краеведческой деятельностью. С большим интересом изучаю историю Ливадийской территории, в хронологии выстраиваю прошедшие исторические события, изучаю судьбы отдельных, оставивших свой яркий след в истории поселений, людей…»
Подпишитесь на новые публикации сайта "НАХОДКА. История в фотографиях" по Email

Добавить комментарий