На помощь рыбакам Тафуина

Сафонов Дмитрий Федорович

В 1928 году партия, правительство и комсомол страны обратились
к своим гражданам с призывом, в котором говорилось, что для ликвидации сложившейся на Дальнем Востоке тяжелой ситуации в рыбной промышленности срочно требуются добровольцы, готовые оказать помощь в решении продовольственной программы.

А далее пояснялось, что после происшедшего в 1927 году землетрясения в Японии у берегов Дальнего Востока неожиданно появилась в огромных количествах сельдь иваси.

На призыв комсомола откликнулись студенты и молодежь Ленинграда. В их числе был комсомолец Дмитрий САФОНОВ, студент рабфака.
Пассажирский состав на Дальний Восток провожали очень торжественно. С напутственным словом обратился к добровольцам член ЦК ВКП(б) лидер ленинградских большевиков Сергей КИРОВ. Дмитрию тогда шел 19-й год.

Во Владивостоке состав встретили представители Дальгосрыбтреста и временно всех разместили в так называемой привокзальной гостинице барачного типа.
На следующий день ребят распределили по рыболовецким районам и промыслам.
Дмитрий с комсомольцами рабфака попал в группу, которой предстояло работать в бухте Тафуин ( сейчас — Южно-Морской).
Всех погрузили на баржу, которую буксировал катер, и отправили к месту назначения. Встретили ребят тепло, но вместо жилья вручили топоры и солдатские палатки, предложив установить их в любом удобном месте. Выбрали подходящее место и быстро справились с делом. Каждому студенту выдали по солдатскому одеялу и набитой морской травой подушке. На земляной пол настелили сухого сена, покрыли сверху двумя брезентами. И получилось достаточно тепло и уютно по тогдашней летней погоде.
Питались в столовой. Вечером она же была клубом.

На следующий день Григорий Иванович СЕМЕНЕНКО, управляющий всем промыслом, распределил ребят по производственным объектам: засольный цех, монтаж заводского рыбоперерабатывающего оборудования, поступившего из Норвегии, добывающий флот. Дмитрий попал в группу мотористов, которые после короткого обучения должны были отправиться в море на японских баркасах. Мотористам давались в качестве помощников молодые, совсем еще «сырые» ребята.

«Обучали нас недолго. Пошла рыба, и стало не до учебы. Вечером заместитель управляющего промыслом неожиданно объявил в столовой, что в заливе появились косяки селедки и завтра на рассвете все катера должны выйти в море на лов. Нам в срочном порядке выдали продовольственные неприкосновенные запасы продуктов на случай, если произойдет какая-нибудь неполадка с катером и нас унесет течением в открытый океан. И дали несколько часов поспать. А рано утром на рассвете я вышел в свой первый морской рейс, окрыленный не только знаниями, сколько комсомольским энтузиазмом и надеждами», — рассказывал Дмитрий Федорович.

Первый выход в море оказался очень тяжелым. Несмотря на хорошую погоду, его сильно укачало, но нужно было следить за работой мотора, регулировать его работу, подливать масло.
Рыбы в море было столько, что не успевали выбирать сети и освобождать их от улова. «Косяки рыбы шли сплошным толстым слоем, баркас был почти до краем полон рыбы. Наконец принимать добычу на борт уже стало некуда, и судно повернуло на берег.
Береговые рабочие сразу приступили к разгрузке рыбы с судов, а моторист должен был проверить мотор, заправить его, пополнить запас горючего.

После трехдневной изнурительной морской болезни Дмитрий стал привыкать к морской качке и со временем перестал реагировать и на мертвую зыбь, и штормовую погоду. Работа на флоте Дмитрию нравилась. Он освоил досконально специальность моториста, задержек выхода на лов никогда не было. Человек общительный быстро знакомился с жителями поселка, втянулся в комсомольскую работу. Успевал выполнять все поручения.

В палатке вместе с Дмитрием проживали 10 человек. Все были комсомольцы. Освещали жилье керосиновой лампой. Работали на разных объектах и в разные смены. Одни приходили на отдых, другие торопились на смену. Заработная плата была приличной. Отовариваться ездили во Владивосток, пока не открыли хороший магазин в Тафуине.

В 1929 году построили новые бараки, и Дмитрий с ребятами переселился в новое помещение. Проживали по три человека в комнате. Все ребята работали мотористами на судах рыбодобывающего флота. Многие стали обзаводиться семьями.
В августе 1929 года Дмитрия приняли кандидатом в ряды Коммунистической партии. Срок кандидатского стажа был один год. За это время Дмитрий стал техническим секретарем партбюро, содержал в порядке партийную канцелярию.. Заседания бюро проходили каждую неделю, и поэтому общественная работа отнимала много времени. Но именно эта работа и научила его многому, и пригодилась в дальнейшей работе на дипломатическом поприще.

Освоив все принципы работы на «кавасаки», Дмитрий перешел механиком на сейнер. В его подчинении уже был моторист. Летом 1930 года Дмитрия единогласно приняли в ряды КПСС. После разнарядки Дальгосрыбтреста было решено отправить двух коммунистов на работу во Владивосток. Дмитрий Федорович был одним из них

После непродолжительной работы в тресте ( до 1932 года), когда ему было всего 23 года, в его биографии были Кузнецкий металлургический комбинат, учеба в Москве в МВТУ имени Баумана ( 1941г. ), и курсы повышения квалификации при Высшей дипломатической школе МИД СССР (1950). Кандидат исторических наук. На дипломатической работе с 1945 года.

30 лет посвятил Дмитрий работе в Министерстве иностранных дел. Был чрезвычайным и полномочными послом СССР в Соединенных Штатах Америки, в Великобритании, в африканских странах. Написал несколько книг о своей трудовой деятельности, в том числе о незабываемой производственной и общественной работе в поселке Тафуин.

(Автор: Татьяна ХАРЧЕНКО, член клуба «Находкинский родовед»
Находкинский рабочий, октябрь 2018 г.)

Скончался Дмитрий Федорович 3 января 2015 года на 106 году жизни.

«Большая часть мидовской карьеры Дмитрия Федоровича была посвящена важнейшему для нашей страны внешнеполитическому направлению — африканскому. Он стоял у самых истоков его зарождения: участвовал в установлении дипломатических отношений с Ганой, был первым послом в Уганде, первым послом в Либерии. Трудно переоценить вклад Дмитрия Федоровича в создание равноправного взаимовыгодного сотрудничества с государствами Африки, в укрепление наших позиций на континенте. Его заслуги отмечены высокими государственными наградами и почетными званиями» ( из некролога)

1941—1942 гг. — сменный мастер на артиллерийском заводе № 8 в Подлипках, начальник строительства масляно-экспеллерного завода в Ташаузе.
1942—1945 гг. — сотрудник Отдела руководящих кадров Наркомата вооружения СССР.
1945—1946 гг. — сотрудник центрального аппарата НКИД СССР.
1946—1948 гг. — 2-й секретарь советской части Международного секретариата ООН.
1949—1950 гг. — 2-й секретарь Отдела по делам ООН МИД СССР.
1951—1956 гг. — 1-й секретарь II Европейского отдела МИД СССР.
1956—1960 гг. — 1-й секретарь, советник Посольства СССР в Великобритании.
1960—1963 гг. — советник II Европейского отдела МИД СССР.
25 июня 1963 — 9 июля 1968 гг. — Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Уганде.
1968—1972 гг. — заведующий III Африканским отделом МИД СССР.
7 сентября 1972 — 12 ноября 1977 гг. — Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Либерии.
С 1977 года — в отставке.

Д. Ф. Сафонов являлся автором 16 книг воспоминаний. Среди них:

«А дуги гнут с терпением (как я стал дипломатом-африканистом)» (2002).
«По дорогам ХХ века» (2004).
«Из далёкого прошлого» (2011).

Сафонов Дмитрий Федорович ( 1909 — 2015 )

В 2009 году родственники Дмитрия Фёдоровича отметили его столетний юбилей. На этом фото ему идёт 103 год. Он пребывает в добром здравии, что беспредельно радует его родных. На снимке он с дочерью Евгенией Дмитриевной.
Подпишитесь на новые публикации сайта "НАХОДКА. История в фотографиях" по Email

Добавить комментарий