Степан Гейц — первый директор ПСРЗ

1 октября 2018 года Приморскому заводу исполнится 61 год.

Его имени нет на карте города, хотя в честь него предлагали назвать улицу в Южном микрорайоне, который он начинал создавать. И нынешнее озеро Рица могло называться именем этого рыбака-любителя…
Если сейчас спросить, то не каждый горожанин вспомнит его фамилию. Его чтят разве что ветераны ПСРЗ.
Это Степан Николаевич ГЕЙЦ, первый директор ПСРЗ. Благодаря ему предприятие за 15 лет его руководства выросло и стало градообразующим, обеспечивая треть промышленного производства Находки. И продолжало развиваться в соответствии с разработанной им стратегией, оставаясь с середины 60-х и до конца 80-х одним из лучших в Министерстве рыбного хозяйства СССР.
Тот период расцвета завода, когда на нем работало больше двух тысяч человек и ремонтировалось от 100 до 200 судов в год, можно назвать временем Гейца, а его детище – заводом имени Гейца.

Но вот, наконец, сбылась долгожданная мечта ветеранов труда Приморского СРЗ об увековечивании памяти основателя Приморского судоремонтного завода Степана Николаевича ГЕЙЦА.
23 апреля 2018 года постановлением, подписанным первым заместителем главы (ныне глава НГО) Борисом Иннокентьевичем ГЛАДКИХ, скверу в районе улицы Спортивной, 25-27 присвоено наименование – «Сквер имени Степана Гейца».

СПРАВКА «РИО»:

Степан Николаевич ГЕЙЦ родился 8 сентября 1912 г. в деревне Петровка Амурской области, русский, образование среднетехническое, член КПСС с 1943 г.
После окончания Владивостокского судостроительного техникума с 1936 г. работал на Дальзаводе, вырос от конструктора до начальника цеха. С 15 августа 1957-го по 1 марта 1972 г. – директор Приморского судоремонтного завода. С 1 марта 1972 г. — на пенсии по состоянию здоровья. Награжден орденами Ленина, «Знак почета», медалями «За трудовое отличие», «За трудовую доблесть», «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина», «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». В 1972 г. депутату горсовета, персональному пенсионеру республиканского значения С. Н. Гейцу присвоено звание почетного жителя Находки.

ДОЧЕРИ

Откуда берутся люди, которые добиваются в жизни многого и становятся известными? Ответ нужно искать в корнях, в детстве и юношестве, когда рождается характер. Русская многодетная семья с необычной иностранной фамилией до войны занималась в Амурской области землепашеством и рыбной ловлей. По тогдашним меркам стали богатеями и, чтобы не быть раскулаченными, решили податься на Сахалин.

Дочери Степана Николаевича – Алла Степановна и Лариса Степановна Гейц

— Папа с начальным образованием (окончил церковно-приходскую школу) работал в кузне на судоремонтном заводе. Но вот характер — решил поступить на вечерние подготовительные курсы Владивостокского судостроительного техникума. Преподаватели посмотрели на него и сказали, мол, образования не хватает. Но он не отступил, ходил на каждое занятие этих курсов. Садился в уголок и записывал все уроки в тетрадку. Постепенно кто-то отсеялся, а потом папу заметили и разрешили сдать экзамены. Он их сдал и уехал учиться в техникум, – это рассказ жительницы Владивостока Ларисы Степановны ГЕЙЦ, старшей дочери Степана Николаевича, которую я застал в Находке в гостях у сестры Аллы, в отчем доме в частном секторе в районе моручилаща, где он жил последние годы.

… Насколько любящим и заботливым был папа, насколько сильны его влияние, воспитание и авторитет, если обе дочери после свадьбы оставили отцовскую фамилию!
Обе говорят, что при всей любви к маме (Таисия Емельяновна тоже училась в судостроительном техникуме, потом работала на Дальзаводе инженером) первым делом «плакаться в жилетку» шли к отцу.

Вспоминают: он был большим и высоким, и, если провожал в пионерлагерь, вокруг него всегда толпились дети.
В военное время в любое время суток пропадал на заводе и – воспоминание первых девичьих лет – приходил домой в огромных резиновых сапогах. Все потому, что в его доковом цехе «Дальзавода», где круглые сутки ремонтировали военные и гражданские суда, всегда было сыро.

А в Находку, оказывается, переезжать он не хотел. Однако пришлось: до этого отказался возглавить завод «Звезда» в Большом Камне, а дважды отвергать предложение партии было не принято. Иначе едва ли не партбилет на стол или карьеры лишишься.
Находку в сравнении с цивилизованным Владивостоком в том 1957-м городом можно было назвать лишь условно: несколько разбросанных деревень-поселков соединялись между собой разбитыми дорогами. Семья жила в квартире на 3-м участке, потом переехала в большой «сталинский» дом напротив завода. Алла училась в 7-м классе школы №3, а Лариса к тому времени поступила в ДВПИ. Но в Находке бывала часто, особенно когда родился Миша. Его дед, видно, в молодости очень хотел еще и сына, поэтому первого внука брал, куда только было можно.

Он любил жизнь, и планов было много. Но как-то шел зимой на работу и упал, после чего долго болел позвоночник. Оказался ушиб спинного мозга. Терпел. А во время одного из совещаний его состояние – сильно пошатнулся – заметил министр ИШКОВ. Пообещал устроить в московскую клинику на лечение. В институте им. Бурденко Гейцу сделали операцию, после чего он начал вести прежний неугомонный образ жизни.
Но потом в Находке, на открытии бассейна ПСРЗ, директору (а как же без него!) предложили сделать первый заплыв. Врачи заранее предупредили: температура воды должна быть не ниже 22 градусов, а она оказалась холоднее. Потом отказала почка, завод купил искусственную за границей, но все равно сосуды продолжали разрушаться.

Прожил после этого несколько лет, передвигался по дому и двору на инвалидной коляске. Последние два года и. о. директора был начальник конструкторского бюро Геннадий ГУТАРЕВ. В 1977 г. Гейца хоронили из заводского Дворца спорта едва ли не всем городом.

ЧЕЛОВЕК С ГОСУДАРСТВЕННЫМ МЫШЛЕНИЕМ

В 1958 г. с Дальзавода приехала группа инженеров, которая составила костяк команды Гейца. Их поманили перспективы карьеры, жилья и нового поля деятельности.
В их числе были Александр ГАЛЕНКО, Дмитрий ПИСКУН, Николай НЕНАДОВСКИЙ, Василий ПАПАНОВ, Петр ШЕВЧЕНКО, Юрий ШЕВКИН.
Потом пришла другая молодежь, на которую опытный профессионал всегда делал ставку. В их числе был Степан ПИНЧУК. В свой 81 год он досконально помнит все детали, связанные с директором. Еще бы: после «политеха» в 1955 г. пришел мастером в тысячный коллектив докового цеха Дальзавода, был единственным специалистом с высшим образованием! Гейц потом поставил его начальником участка.
В 1960-м Пинчук решил переехать в Находку, где давали жилье. Был старшим строителем, заместителем и начальником докового цеха, начальником отдела.

1966 ГОД. Гейц и министр рыбной промышленности Ишков на ПСРЗ

— С помощью ИТРовцев он разрешал «узкие» места производства. Например, мы сами начали отливать гребные винты для сейнеров, которые у них часто обламывались. А знаете, в чем главная заслуга Гейца? — Этим вопросом соратник легендарного руководителя меня заинтриговал и сам же подробно ответил на этот вопрос.

Оказывается, на месте ПСРЗ должен был быть обычный судоремонтный и судостроительный завод для малых сейнеров и барж. Но Гейц заглядывал далеко вперед, думал, кто же будет ремонтировать более крупные суда-холодильники и плавбазы.
Дальзавод был перегружен, поэтому в министерстве зрел проект строительства судоремонтного завода в бухте Патрокл. Человек с государственным мышлением убедил московских руководителей, что не нужно гнаться за двумя зайцами, лучше бросить все силы в строительство одного завода – в Находке. Эта концепция подходила под будущий ремонт РТМ, закупка которых планировалась из ГДР.

Министерство одобрило эту идею и поручило ее осуществление проектному институту, и до конца 70-х гг. реконструкцию осуществили, построили блок цехов площадью 7000 кв. м напротив Арсеньева и еще один цех площадью 4000 кв. м ближе к БАМР.
Пришли новые доки – мощный, грузоподъемностью 27 тыс. тонн из Швеции и два поменьше из нашего Черноморска. Затем с пуском подстанции «Парус» в два раза увеличились энергомощности завода. И все ради того, чтобы быстрее отремонтировать суда. Надо ли говорить о том, насколько это было важно, если новенький БМРТ окупался всего за год! Рыбаки с помощью судоремонтников ковали тогда стране ее золотой валютный запас.

— Его нельзя было обмануть, он досконально знал производство, — отмечает Степан Пинчук. — Весь секрет заключался в том, что по дальзаводской привычке на ПСРЗ он появлялся в 5-6 утра, обходил цеха, беседовал с рабочими, и когда в 7.30 начиналась планерка, он уже знал, что сделано и «узкие» места производства, давал задания на текущий день и перспективу.

Не менее, а может, и более важная заслуга Гейца – в заботе о людях, создании Южного микрорайона, озера Рица и зоны отдыха рядом с ним. Собственное строительное управление возводило пятиэтажки, потом с появлением на территории ПСРЗ комбината КПД-35 начали ставить панельные дома в Южном микрорайоне. И Южный стал главным памятником Степану Николаевичу!

Строительство жилого микрорайона, 70 годы

А озеро образовалось после того, как путь речушки в море перегородили дамбой. Дочери вспоминают, что он любил отдыхать на природе, часто выезжал на рыбалку за город.

Но зачем далеко уезжать? Поэтому вместе с друзьями и «создал» это озеро. Однажды ночью с товарищами сорвался из дома: вода перехлестнула дамбу, и мальки начали переваливаться в море. Собирали их ведрами, переливали в Рицу.

«Он поражал нас своей расторопностью, энергичностью, смелостью решений, на первый взгляд, нетрадиционных. О Степане Николаевиче можно слагать поэмы. Это был незаурядный человек не только для Находки, но и для всего Приморского края, и для Министерства рыбного хозяйства. И это при его образовании! Он ведь имел за своими плечами только политехнический техникум», – это уже из книги воспоминаний Николая ХРОМОВСКИХ, который в 60-е гг. был первым секретарем Находкинского ГК КПСС.

— Я уходил учиться в институт по путевке завода и с «благословения» Гейца, — рассказывает Шамиль ВАХИТОВ, который вернулся на завод в 1969 г., был технологом, секретарем комитета комсомола. – Он ценил молодых, продвигал того же Виктора ГНЕЗДИЛОВА. Помню, как он нас привечал в своем доме, будучи уже больным, и после вручения ему приветственного адреса от комсомольцев сам вручил нам сувениры… Это был человек с воистину государственным мышлением, и из всех директоров только НЕБЕЛЛО смог приблизиться к его уровню.

… Перед прощанием с сестрами Гейц мне захотелось на минуту взглянуть на мир глазами ушедшего хозяина дома. Я прошел на место, куда в последние два года жизни на инвалидной коляске прокатывался Степан Николаевич. Бетонную дорожку эту специально вымостили от дома, через огород и до самого лобного места, откуда с вершины частного сектора виден кусочек Приморского завода и залива. А еще подумалось, что где-то там, далеко, бороздит моря лесовоз «Степан Гейц». Дело его продолжается – в том числе и в правнуках!

70-е годы, спуск на воду лесовоза «Степан Гейц»

В  СУДЬБЕ  ДИРЕКТОРА — ИСТОРИЯ  ЗАВОДА

1 октября 2018 года Приморскому заводу исполнится 61 год. Именно в этот день в 1957 г. вышло постановление Совнархоза Приморья “Об организации основной деятельности Судоремонтного завода в Находке». Фактическое строительство завода было начато еще раньше — в начале 50-х годов.

Земляные работы на месте буд.слипа 50-е годы

К 1957 году была образована территория и акватория завода, строились объекты: слип на 2 тыс.тонн, достроечная набережная, здание блока механического, корпусно-заготовительного, деревообрабатывающего, докового цехов.

В те дни на территории завода не было ни одного служебного или производственного помещения. Под заводоуправление в помещении «Рыбснаба» отвели маленькую комнатку, где и обосновал свою “резиденцию” первый директор. Контроль за ведением строительных работ, участие в многочленных комиссиях по приему отдельных объектов — все это входило в его компетенцию.

В январе 1958 г. на «Приморский завод» пришли первые специалисты — 10 выпускников Дальневосточного мореходного училища. Из новичков были сформированы две бригады. Через некоторое время прибыла «группа поддержки» из Владивостока — рабочие и инженеры Дальзавода. Затем ряды первостроителей стали пополняться новыми квалифицированными кадрами.

Вскоре завод получил от Ленинградского исследовательского института первый заказ, выпущена первая продукция — морские вехи и гидрологические буи.
Весной 1958 года к причалам “Приморского завода” подошло первое большое судно — теплоход “Сталинград”.
Инженеры и рабочие «Приморского завода» смогли впервые на практике отработать весь процесс комплексного судоремонта. 6 сентября 1958 г. состоялся первый пробный подъем на слип судна “Колыма”.

Подъем на слип судна «Колыма»

Интересно, что первым инженером, принявшим участие в освоении схемы управления слипом, была женщина — Екатерина КАЕЛА. С этого времени на заводе начал производиться комплексный ремонт рыбопромыслового флота.

В 1959 году начата реконструкция производственных мощностей предприятия. В ходе реконструкции были устранены недостатки существующего проекта, изменены теплотрассы, железнодорожные и подкрановые пути. Полностью модернизировано энергоснабжение причальной стенки, обновлено оборудование многих цехов. Эта реконструкция позволила принимать в ремонт не только мелкие и средние суда, но и крупнотоннажные, такие как БМРТ, плавбазы. В том же году появилась своя котельная, мощность которой была рассчитана на обеспечение теплоэнергией всего завода.

В начале 60-х годов остро стояла проблема телефонизации уже веденных в строй производственных объектов. В 1963 году смонтирована АТС на 300 номеров, а в 1965-м — вторая очередь на 300 номеров, и закончен монтаж проектной мощности на 600 номеров.

В связи с ростом производственной программы остро встала проблема нехватки квалифицированных кадров. В эти годы руководство «Приморского завода» начало реализацию программы подготовки молодых специалистов, в ходе которой было организовано ремесленное училище, открыт вечерний техникум для подготовки техников-судоремонтников, в 1970 году — построен комплекс профтехучилища (ГПТУ № 31) на 800 мест.

ПСРЗ, 70-е годы.

Ветераны завода у памятника С.Гейцу

Подпишитесь на новые публикации сайта "НАХОДКА. История в фотографиях" по Email

Добавить комментарий