Шамиль Вахитов: Русский хутор — история одного поселения

Шамиль ВАХИТОВ, ветеран труда Приморского СРЗ, ветеран комсомола

Мое детство прошло в послевоенное время, в пятидесятых годах прошлого века, в Находке. Портовый поселок несколько лет назад получил статус города краевого подчинения, десять лет назад закончилась Великая Отечественная война. Пришло время строить международный порт на берегу Японского моря. Правительство выделило большие средства на строительство порта, вдоль берегов бухты уже просматривались очертания будущих предприятий.

Рыбный порт уже вступил в строй действующих и продолжал строить холодильные мощности и причалы. В самой южной точке бухты шла подготовка площадки для строительства цехов Приморского судоремонтного завода. Восточную часть занимало Управление активного морского рыболовства. Сносились небольшие здания, мастерские, построенные еще в 40-х годах. Взрывали близлежащие сопки, расширяя площадки под строительство.

Правительство умело спланировало создание трех главных предприятий молодого города: хранение и складирование рыбной продукции в рыбном порту, рыбодобывающая база УАМР, ремонт рыбодобывающего флота в ПСРЗ. В городской газете «Сталинское знамя» постоянно печатались объявления: требуются работники на все предприятия. Люди разных профессий приезжали по оргнабору на работу.
В обиходе самым уважаемым словом было «фронтовик». В этот период времени в Находку приехали работать Герои Советского Союза Сергей Петрович ИОНОВ и Борис Степанович СИДОРЕНКО, которые навсегда связали свою жизнь с Находкой.

На улице ЛАЗАРЕВОЙ, где жила наша семья, напротив поселилась семья участника Великой Отечественной войны Петра Михайловича КОЛЕСНИКОВА. Дядя Петя, как мы его звали, прошел всю войну за баранкой автомобиля ЗИС-5, подвозя боеприпасы и снабжение на передовую. Попадал под пулеметный огонь с самолетов, артиллерийский обстрел, горел в машине, но выжил и вернулся домой. В праздники к нему приходили в гости фронтовики – Александр Васильевич КАРНОВИЧ, Гавриил Иванович ФЕДЧЕНКО и другие.

Мы жили и росли рядом с героями войны и труда, брали с них пример патриотизма, трудолюбия и любви к Родине. Наша мальчишеская жизнь кипела в учебе, помощи родителям по хозяйству. Рядом жили семьи КИЧАТОВЫХ, СМУГЛИЕНКО, ДОНЕЦ, ХРЕНОВЫХ, ГНЕЗДИЛОВЫХ, ДЯКИНЫХ.

Школа № 3, 1958 год.

1 сентября 1955 года открылась средняя школа №3, куда я пошел во второй класс. Это было современное здание с большими светлыми классами, лабораториями, просторным спортзалом. В школу ходили дети с первого, второго и третьего участков, поселка Рыбак, поэтому она работала в две смены. Вместе с нами учились дети военных: с батареи в бухте Тунгус — ПАНЬКОВЫ, КРАВЧЕНКО, братья ТИМОФЕЕВЫ, ЯСЕНКОВЫ, с мыса Астафьева — ЧУСОВ, ЗЕНЬКОВ, КРЕСЛОВ, ребята с поселков Людянза, Русский хутор — ОГУРЦОВЫ, КУЛИКОВЫ, ОТРОЩЕНКО, ДОГА.

Наверное, у каждого из нас есть учитель, который запомнился на всю жизнь. Близким для меня человеком стала учительница Елена Захаровна НИКИФОРОВА, которая дала глубокие начальные знания, научила нас дружить. Став взрослым и имея своих детей, я часто встречался с ней, бывал на её юбилеях и, как в детстве, остался для нее хорошим учеником.

Всеобщими любимцами учеников нашей школы были учитель физкультуры Николай Яковлевич ГРОСМАН и учитель ботаники Николай Иосифович ГЛАДКИХ, которого мы называли «старик Хоттабыч».
Вместе с физруком ребята создали хороший стадион возле школы, где проводились футбольные, баскетбольные матчи, спартакиады, на которые собирались тысячи болельщиков. Здесь установил свой первый рекорд легкоатлет Виктор ГНЕЗДИЛОВ, а баскетбольная команда школы стала лучшей в городе.

На период летних каникул старшеклассники устраивались на работу на Приморский судоремонтный завод. Директор ПСРЗ Степан Николаевич ГЕЙЦ видел в учениках будущих специалистов завода. Очень многие выпускники школы обучались в вузах по контракту с предприятием. По возвращении с учебы они работали здесь.
Со временем становились начальниками цехов, директорами заводов, руководителями города и края.
Это В.ГНЕЗДИЛОВ, Т. ВАХИТОВ (мой старший брат), В. ИЛЮШКИН, А. РУДОЙ, В. МАСЛОВСКИЙ и многие другие.

В Находке располагались воинские части, которые находились в разных частях города. 5-я морская бригада подводных лодок базировалась на мысе Линдгольма с декабря 1934 по 1959 год. Между Находкинским судоремзаводом и рыбным портом был дивизион торпедных катеров. Казарма военнослужащих до сих пор сохранилась на ул. Молодежной, вдоль дороги в сторону ГУМа.

Со временем над одноэтажным кирпичным зданием надстроили второй этаж ( в здании позже была размещена вечерняя школа).

Батарея дальнобойных тяжелых орудий №905 базировалась недалеко от бухты Тунгус. На побережье южной части Приморья таких батарей было несколько — на острове Аскольд, мысах Поворотный и Гамова. Благодаря такому «кулаку» японские милитаристы в годы войны так и не решились действовать в водах Японского моря.
Две зенитные батареи нашли места на близлежащих сопках третьего участка (район ул. Гагарина). Одна находилась между городской больницей и поселком Рыбак (р-н Южный — 3). Сейчас здесь предприятие «Эра». Второй укрепрайон был создан на сопке за базой Рыбкоопа. До сих пор здесь сохранились развалины казармы и ровная площадка под орудия.
В 1952 году они были переведены в другое место. На мысе Астафьева находились морские части погранвойск КГБ. Они и сейчас несут там же свою нелегкую морскую службу по охране границ России.
На участке между Тихоокеанской и площадью Совершеннолетия базировалась зенитная батарея, которую в народе называли «Зендив».

В те годы меня мало волновало происхождение Русского хутора. Жизнь была наполнена другими подростковыми событиями.
Став взрослым, стал собирать информацию о нем и его жителях. До прихода первых русских переселенцев в Южно-Уссурийский край на удобных берегах жили аборигены: тазы, этнические корни которых уходят вглубь веков к палеоазиатским, монгольским и тунгусским племенам. Первыми китайцами, ступившими на нашу землю, были собиратели женьшеня, следом за ними пришли представители других занятий — зверобои, охотники за соболями, сборщики морской капусты и трепангов.
Пришли на эти берега и корейцы в поисках лучшей доли. В вахтенном журнале пароходокорвета «Американка» в июне 1859 года было записано: «На правом и левом берегах два селения…». А в «Географическом обзоре берегов залива Петра Великого в Японском море» М. А. КЛЫКОВА записано, что «гавань Находка у манзов, туземцев края, считается лучшим местом ловли морской капусты».

В конце XlX века на хуторе жили китайцы и корейцы, располагался он в пади Вызыгоу, это место за Южным микрорайоном, в трехстах метрах на северо-восток от бывшего лагеря «Приморец», под сопкой между бухтами Прогулочной и Прозрачной (наименованы в 1972 году).
На топографических картах начала XX века название хутора значилось Вызыгоу.

Из русских здесь первыми поселилась семья Василия ОГУРЦОВА в 1906 году. Их соседом был китаец Иван — ЛИ ДО ФУ. Со слов старожилов, хутор образовался не на пустом месте, а в благодатной, укрытой от ветров долинке с протекающей через нее речкой. Место действительно неплохое. С северо-востока долину закрывает склон сопки, местами крутой, но с выходом камня, необходимого для строительства.
К югу и юго-западу обширные ровные места для полей. В 15-20 минутах ходьбы — бухта Людянза, или Кудуа. Позднее здесь поставили свои дома семьи ОТРОЩЕНКО, КУЩИНЫХ, ГРИДИНЫХ, КОСТРУБАТОВЫХ, СИБИРЯКОВЫХ, ДОГА, КУЛИКОВЫХ, ЧЕРЕНКОВЫХ, КОСТРОВЫХ, НЕФЕДОВЫХ и другие. В свидетельствах о рождении Татьяны Васильевны ОГУРЦОВОЙ (1930 г.), Алексея Павловича ОТРОЩЕНКО ( 1939 г.) указано место рождения – хутор Вызыгоу Американского сельского совета.

Хуторяне ловили рыбу, охотились, но основой был все же огород, где выращивали не только картофель и овощи, но и арбузы, кукурузу, гречиху, пшеницу, сою. Как правило, у семьи было две-три коровы, свиньи, куры, утки.

В 1920 году на хуторе появился японский карательный отряд. В поисках партизан они рыскали по хутору, что сопровождалось избиением жителей. Отец и мать ОГУРЦОВЫ были жестоко избиты за то, что брат отца ушел в партизанский отряд. Сегодня можно догадываться, что информацией о брате-партизане с японцами мог поделиться кто-то из жителей хутора, скорее всего, это был китаец. В конце 1921 года японцы ушли с хутора, и жизнь продолжилась, как прежде.

После конфликта в 1929 году на Китайско-Восточной железной дороге (КВЖД) вооруженных сил молодой республики Советов с китайскими милитаристами, опасаясь создания в Приморье пятой колонны у себя в тылу, в 1937 году Сталин принял решение о всеобщем выселении корейцев из Приморья в республики Средней Азии. На хуторе остались только русские. В 1938 – 1939 годах произошли боевые действия на озере Хасан и Халхин-Гол со стороны японских милитаристов.

В материалах сельскохозяйственной переписи по Приморскому краю в сороковых годах поселение значилось как Огурцов хутор, а на топографической карте 1960 года было написано прежнее название. Когда основали Находку, то по всей территории залива было много хуторов – МАКАРЧУКА, ПАНТИШИНА, НИКОНЧУКА, КОРОВНИКОВА, СИБИРЯКОВА и других. Все были почти в равном положении. Жили натуральным хозяйством, обменивались недостающими продуктами.

Поселки на берегу моря Людянза, Читувай, Тихангоу, на острове Лисий предоставляли сезонную работу жителям этих хуторов, когда шел активный лов рыбы. Заливы Восток, Америка имели огромные запасы рыбы. Многие жители Русского хутора переехали на берега Людянзы в 40-х годах прошлого века. Это был более цивилизованный поселок со своей школой, магазином, медпунктом. Но постепенно и здесь все стало приходить в упадок.

Закончилась Великая Оте-чественная война. 5 июля 1945 года Государственный Комитет Обороны принимает решение о проведении новых подготовительных работ на проектирование в бухте Находка морского рыбного порта и выделяет на эти цели два миллиона рублей. Согласно новому проектному заданию в его составе должны быть жестянобаночная фабрика, бондарный завод, завод медицинского жира и цех исправления дефектов рыботоваров. Было запланировано строительство поселка Рыбак на тысячу постоянных и пять тысяч временных жителей. Для строительства предприятий, создания жилого фонда городу нужны были постоянные рабочие кадры. Особенно активно в 50–60 годы открывались рабочие места и новые объекты инфраструктуры – школы, магазины, клубы, библиотеки. Из отдаленных хуторов в город переезжала молодежь, желающая работать и жить в Находке.

Русский хутор прекратил существование в 1970 году, когда его покинули последние семьи ОГУРЦОВЫХ, ОТРОЩЕНКО, КУЛИКОВЫХ, оставив на том месте только кладбище с последними захоронениями 1968 года. Он выполнил свою миссию – переселенцы закрепились на приморской земле, полюбив природу этих мест, дав начало новым поколениям.

Это место можно считать памятником истории Находки, проводить здесь экскурсии, чтобы люди знали, с чего начиналась их родина. В Южном микрорайоне живет внук Василия ОГУРЦОВА – Валентин ОГУРЦОВ.

Поселок Рыбак просуществовал 50 лет. Здесь стояли шлакоблочные двухэтажные дома по улице Ореховой, почтовое отделение, киноклуб, магазины и много одноэтажных бараков. В 80-е строители Приморского завода стали возводить на этом месте высотные дома. Сейчас о существовании этого поселка помнит только старшее поколение.
Один из них – последний житель поселка Людянза Павел Андреевич ОТРОЩЕНКО. В бухте Людянза находился лодочный кооператив «Нептун». В 1981 году горисполком принимает решение о закрытии этого поселка и прекращении деятельности кооператива с передачей земель ДМУ для строительства эллингов. Павел Андреевич жил с супругой Серафимой Ивановной в бараке. Рядом с домом стояли летняя кухня, был разработан земельный участок, где много чего росло. Мы, работники завода, — Николай Иванович КОЗИН, Виталий Иванович ВАНЕЕВ, я — очень уважали Павла Андреевича как человека, труженика, ветерана войны. Ежегодно приходили к нему 23 Февраля, в день рождения с поздравлениями и скромными подарками. Нам в ту пору было интересно слушать историю жизни поселка. Ветеран войны прошел от первого до последнего дня тяжелыми дорогами войны с потерями боевых товарищей. Смерть его обошла, он вернулся домой.

Выполняя распоряжение, в поселке быстро были убраны гаражи, снесены бараки и остался один, где и проживал ветеран. Комиссия ДМУ пришла к нему с требованием освободить барак и покинуть территорию поселка. На что старый солдат ответил так: «Я родился здесь в 1914 году, отсюда ушел защищать родину, вернулся домой с победой, а вы хотите меня, фронтовика, выселить, лишить жилья. Я до Москвы доползу, но на вас найду управу». И, надо сказать, его слова на членов комиссии действие возымели. Еще долгие годы одиноко стоял барак на возвышенности, хорошо видимый с моря, где жил «последний из могикан» – переселенцев Павел Андреевич ОТРОЩЕНКО, простой русский солдат, чья долгая жизнь прошла на берегах Людянзы.
А эллинги для ДМУ так и не построили…

Читать:  Шамиль  Вахитов «Жизнь прожить — не поле перейти…»

 

Подпишитесь на новые публикации сайта "НАХОДКА. История в фотографиях" по Email

Добавить комментарий