Зверосовхозы Находки

Звероводство — в известной степени необычная отрасль животноводства, поскольку подразумевает разведение не одомашненных животных, а по сути диких зверей. Отсюда и термин «звероводство», который как бы противопоставляется классическому животноводству. В свое время Россия была одним из мировых лидеров и вообще первопроходцем в этой отрасли.

Звероводство было делом государственным. Так 30 января 1919 года Высший Совет народного хозяйства постановил: «вся пушнина в сыром, выделанном и окрашенном виде, в шкурах и мехах, имеющаяся на складах на территории РСФСР в настоящее время, а ровно и та, которая будет добываться впредь, продается и заготавливается по твердым ценам исключительно государством». Первый декрет о регулировании рациональным использованием пушных заготовок был подписан в 1920 году Владимиром Лениным.
В годы Великой Отечественной войны пушные звери эвакуировались в тыл наравне с заводами, производившими продукцию для фронта.

Развитие звероводства получило сильную экономическую базу – был создан постоянный фонд для финансирования мероприятий по промышленному звероводству.
В 1931–1932 гг. организуются звероводческие совхозы, им государство предоставляет ряд льгот: выдаются кредиты на покупку зверей, строительство ферм, они освобождаются от налогов на доходы.

История образования Акционерного Общества Закрытого Типа (АОЗТ) «Душкинское» глубокими корнями уходит в 1926 год, когда Камчатским акционерным обществом была построена пересыльная база для приемки ценных пушных зверей на Седанке, в дачной местности, в 17 км от Владивостока, для дальнейшего их распределения по вновь организованным совхозам.

В 1929 году пересыльная база была преобразована в звероводческий совхоз «Седанка» по разведению серебристо-черных лисиц.

С 1948 года было положено начало разведению нового для Приморского края вида зверей – норок, которые были завезены из Пушкинского зверосовхоза Московской области.

За многие десятилетия существования зверосовхоза менялось не только его название, месторасположение, но и подчиненность министерствам и трестам.
В ноябре 1962 года зверосовхоз «Седанка» был переведен со станции Седанка на остров Попов , и в 1968 был переименован в зверосовхоз «Островной».

Затем, в 1974 году центральную усадьбу звероводческого совхоза «Островной» решено было перенести с острова Попова в поселок Душкино административного подчинения г. Находки с передачей совхозу земель Душкинского отделения зверосовхоза «Ливадийский» и, соответственно переименовать зверосовхоз в «Душкинский».

Так, на территории Находкинского округа расположились два зверосовхоза: Душкинский и Ливадийский.

Зверосовхоз Ливадийский, расположенный в одном из красивейших уголков побережья залива Петра Великого, работал с 1960 года и был местом разведения огромного количества пушных зверей.
В нем разводили норку, хоря, какое-то время занимались кроликами. В совхозе работали 300 человек, на попечении которых находилось более 30 тысяч норок основного стада.

В качестве племенного материала для разведения норкового стада были получены стандартные норки из зверосовхозов Дальзверотреста «Сидими», «Майхе», «Седанка», «Песчаный».
В 1962 году для улучшения стада были завезены помет норвежских самцов норки из Прозоровского зверосовхоза Калининградской области и норки типа «Финтопаз», «Пастель» из Салтыковского зверосовхоза Московской области.

Ежегодно предприятие, бывшее в числе лучших зверосовхозов края, сдавало государству до 100 тысяч норковых шкурок. 70% продукции «Ливадийского» уходило на внешний рынок — за валюту.

Звери содержались в шедах-навесах, в которых размещались в 2 ряда с центральным проходом надземные клетки из оцинкованной металлической сетки, с сетчатым полом и с навесными или вставными домиками для укрытия и щенения зверей.

В советские времена производство пушнины имело умопомрачительную рентабельность, недоступную ни для одной другой отрасли сельского хозяйства. Это было возможно в силу дешевизны сырья, на котором держалось клеточное пушное звероводство.

Норка — зверь красивый, неприхотливый, но прожорливый. Поэтому одной из главных проблем любого звероводческого хозяйства всегда был корм для животных.
Чем лучше питается норка, тем красивее у нее мех. До 90 проц. рациона пушных зверей всегда занимала рыба.

В советские времена звероводческие хозяйства централизованно обеспечивались отходами мясо- и рыбокомбинатов. Кроме того, даже продовольственные виды кормов (нормальная рыба и мясо) поставлялись по достаточно низким ценам. Особенно в избытке была дешевая рыба…

В советские еще времена, когда хозяйства считались одними из самых прибыльных в системе треста “Дальпушнина”, люди здесь зарабатывали хорошо — 200-300 рублей в месяц и еще в конце каждого года получали “годовые” и “экспортные” — по 2-3 тысячи рублей.
В те годы на эти деньги можно было купить кооперативную квартиру или “Запорожец”. Хорошо жили. Особенно удачливым для совхозов был год 89-й — тогда забили свыше 70 тысяч норок, причем две трети шкурок пошли на экспорт.

Затем – началась приватизация, централизованная система снабжения зверосовхозов рухнула и снабжение зверей кормами стало одной из главных проблем зверосовхозов…

Вроде бы Приморье не самое плохое место для разведения пушного зверя — все-таки “океан рыбы” под боком. Тем не менее наши зверосовхозы «проели» норки.
1995 год предприятия закончили с огромными убытками. Если в прежние годы зверохозяйства получали специальные дотации для приобретения кормов, то сегодня о государственных денежках пришлось забыть.

Зверофермам приходилось брать кредиты в банках, которые до кризиса давали займы в лучшем случае на три месяца. Специфика же звероводства в том, что деньги здесь совершают оборот примерно за год. В результате пушное звероводство в Приморском крае (как и практически повсеместно в России) стало нерентабельным.

Начиная с 1994 года себестоимость одной шкурки норки в два-три раза превышает цену, по которой ее можно продать. Чтобы залатать расширяющуюся с каждым месяцем финансовую прореху, хозяйствам приходилось снова и снова брать кабальные кредиты.
К декабрю 1995 года общая сумма долгов вместе со штрафными санкциями составляла 155 миллиардов неденоминированных рублей, отдавать которые было просто нечем.

В 1997 году оба зверосовхоза были признаны банкротами и ликвидированы.
Забили последних норок и на предприятиях воцарилась разруха, и мерзость запустения вместо юрких норок поселилась в опустевших шедах…
Значительная часть оборудования была разграблена и перекочевала на пункты сбора цветного металла. Была разграблена котельная, вырублена “добрыми людьми” часть кабельной трассы, предпринимались даже попытки снять радиаторы с холодильника. Кстати, холодильник вместимостью 1000 тонн, который начинали “бомбить” сборщики металла, в свое время считался одним из лучших в тресте “Дальпушнина”.

Так бесславно, по большому счету, погибло звероводство на всем Дальнем Востоке.

НО, СОВСЕМ НЕДАВНО, ПОЯВИЛАСЬ И ХОРОШАЯ НОВОСТЬ!

Андрей Тарасенко предложил возобновить в Приморье производство пушнины.
Он намерен обратиться в Минсельхоз по вопросу восстановления в Приморском крае производства пушнины.
«В крае нет ни одного действующего зверохозяйства. Минсельхоз дает дотации на создание маточных стад Новосибирску. Нам нужны соболь, норка, чтобы мы в крае щенков разводили. Раньше 1,4 миллиона тонн шкур в год в Приморье делалось, то есть было около 400 тысяч голов. Сейчас нам необходимо хотя бы четыре тысячи голов. С хозяйством в Новосибирске я уже переговорил, они готовы нам дать маточное стадо. Первое хозяйство сможем разместить в Лазовском районе, оно там было, но сейчас брошенное. Есть такие же в Хасанском, Партизанском районах, Артеме, шаг за шагом нужно восстанавливать это производство», – отметил Андрей Тарасенко в конце октября 2017 года на встрече с представителем от Приморья в Совете Федерации РФ Светланой Горячевой.

http://www.primorsky.ru/news/135175/

Подпишитесь на новые публикации сайта "НАХОДКА. История в фотографиях" по Email

Добавить комментарий