1889 год. Селения Новолитовск и Даниловка

Из книги «Волна переселения» Макарова Елизавета Петровна , о переселении казаков села Литовск Нижнёвской волости Стародубского уезда Черниговской губернии и соседних с ним сёл в Приморскую область.

Оглавление:

«1886-1887 гг. Селение Екатериновка»          «Семья Никиты Иоакимова Ковальченки»          «1889 год. Селения Новолитовск и Даниловка»           «Иваньков Климентий Аникеев, переселенец 1889 года»          «Семья Зиновия Платонова Тарана»          «1890-1892 гг. Селение Душкино»          «Максим Авраамов Кравченок, переселенец 1892 года»          «Переселенцы 1893 года»          «Образование деревни Милоградово»          «1895 год. Селения Сергеевка и Домашлино»          «Кузьма Егоров Суховей, д. Занадворовка»          «Переселенцы 1896 года»          «Переселенцы 1897-1898 гг.»          «Третий этап переселенческого движения. Начало: 1901-1903 гг.»         «Переселенцы 1906 года»          «Переселенцы 1907 года»          «Переселенцы 1908 года. Деревня Широкая»                «Стародубские ходоки 1910 года»          «Переселенцы 1912 года. Селение Васильевка»           «Пика Степан Николаевич и его братья, переселенцы 1913 года»          «Мина Антонович Повесма»

Следующими из Стародубского уезда с летней партией 1889 года прибыли в Южно-Уссурийский край 11 семей казаков села Литовск.

Из Одессы они отправились 28.06.1889 ст. на пароходе Добровольного флота «Кантон», а до этого около месяца провели в карантинных бараках в ожидании рейса, страдая расстройствами органов пищеварения от несоответственной пищи и плохой санитарной обстановки в бараках.

Морской переход оказался на редкость трудным из-за невыносимой тропической жары, переполненных душных трюмов, недостатка воды, которая, к тому же, была плохого качества. Во Владивосток переселенцы прибыли 09.08.1889 ст. в состоянии сильнейшего истощения, с развивающейся корью, где, в свежем климате, корь очень скоро развилась «со значительной силой и смертностью», как замечено в отчёте заведующего переселением: «Партия самая слабая здоровьем из всех, до сих пор прибывших морем».

Вновь прибывшие литовчане решили обосноваться поближе к Екатериновке, для чего объединились с четырьмя семьями весенней партии из Курской губернии (которые, кстати, приехали без внесения суммы на обеспечение, т.е. в долг) и основали селение Новолитовское.

На место водворения из Владивостока наши путешественники добирались, как и их предшественники 1886 года, на шаландах. Ввиду позднего времени прибытия, отстроиться к зиме не успели, поэтому на месте поселения поставили лишь зимники для рабочих, а сами зимовали у бывших земляков в Екатериновке.

Из итогового годового отчёта заведующего переселением в Южно-Уссурийском крае Буссе за 1889 год об образовании с. Новолитовское: «вблизи устья р. Таудеми Сучанского участка. Деревня распланирована у речки, выгон назначен по берегу моря, а пашни вверх по долине достигают межей корейцев. Место удобное, особенно для скотоводства, на берегу моря и по горам, где пастбища прекрасные для овец и рогатого скота. Место это выбрано 4 семьями курских урожденцев, но впоследствии к ним присоединились 8 семей летней и других партий, поэтому основание селению положили 12 семейств. Число это может быть увеличено, но удобных мест недостаточно для большого селения».

Из Литовска Стародубского уезда в 1889 году прибыли:

1) СУХОВЕЙ Николай Афанасьев, 35л., 2м., 2ж., причислен в Новолитовск.

2) СУХОВЕЙ Василий Иванов, 1м., 1ж., причислен в Даниловку.

3) СУХОВЕЙ Донат Андреев, 1м., 1ж., причислен в Новолитовск.

4) СУХОВЕЙ Евмен Акимов, 49л., 3м., 3ж., причислен в Новолитовск.

5) СУХОВЕЙ Пётр Фомин, 38л., 5м., 2ж., причислен в Новолитовск (с 1898 – в Милоградове).

6) СУХОВЕЙ Иван Прохоров, 3м., 4ж., причислен в Новолитовск.

7) РЕБИК Афанасий Алексеев, 61г., 7м., 3ж., причислен в Даниловку.

8) КЛИМЕНОК Григорий Прокофьев, 37л., 3м., 2ж., причислен в Даниловку.

9) КИРИЕНОК Иван Иванов, 37л., 3м., 2ж., причислен в Даниловку.

10) ТАРАН Зиновий Платонов, 1м., 2ж., причислен в Новолитовск (около 1903 года убыл в Томскую губернию).

11) БЕРЕЗОВСКИЙ Конон Сидоров, 53л., 4м., 1ж., причислен в Новолитовск (с 1898 года — в Милоградове).

И из соседнего Литовску села Горчаково:

12) ИВАНЬКОВ Климентий Алексеев, 38л., 5м., 2ж., причислен в Новолитовск.

Таким образом, из 12 семей 8 оказались в Новолитовске, а 4 – в Даниловке. Однако первоначально новоприбывшие распределялись по селениям: Новолитовск и Новожастково, но уже к концу 1889 года причисленные в Новожастково оказались кто в Новолитовске, а кто в Даниловке, в Новожасткове не остался никто. Для справки: селение Даниловка Осиновской волости Никольск-Уссурийского уезда было основано в 1885 году.

Примечательна ещё ситуация с денежным обеспечением. Своекоштные переселенцы прибывали в Приморскую область на собственный счёт и должны были иметь средства на обзаведение хозяйством, в подтверждение наличия которых они сдавали их в Одессе, а по прибытии во Владивосток получали обратно на руки за вычетом расходов на дорогу.

Кроме того, правительство поддерживало крестьян-переселенцев выдачей льготных ссуд с отсрочкой платежей на несколько первых лет. В декабре 1888 года правительством было принято решение выдавать ссуды в размере суммы, недостающей до установленного минимума, необходимого для обустройства хозяйства, т.е. до 600 р., от получаемых на руки во Владивостоке остатков собственных средств. Переселенцы мгновенно отреагировали на это решение правительства, и многие, как отмечает в своём отчёте заведующий переселением, сдали в Одессе незначительные суммы, чуть превышающие расходы на дорогу. Остальные средства держали либо при себе, либо сдали на хранение капитану судна, чем обеспечили себе получение повышенной ссуды.

В партии, в которой прибыли казаки Литовска, средний размер остатков от сданной в Одессе суммы составил 9 р. 50 коп. на семью, а максимальный — 37 р. 80 коп. Это даёт возможность предположить, что литовчане тоже воспользовались вышеприведённой схемой и, помимо собственных средств, получили еще и ссуду, что оказалось совсем не лишним, учитывая их позднее прибытие в край и зимовку в связи с этим на привезённые средства.

Что мы и видим на примере Березовского Конона Сидорова и Суховея Ивана Прохорова, которые получили ссудный кредит на домообзаведение, 01.09.1889 ст. по 350 рублей и 23.02.1890 ст. Конон Березовский в размере 240 рублей, а Иван Суховей — 235, всего 590 и 585 рублей. Т.е. по 10-15 «официальных» рублей у них на руках было.

Ссуды были «выданы на основании высочайше утверждённого 12 мая 1887 года мнения Государственного Совета сроком на 33 года с условием платежа по истечении пяти льготных лет ежегодно 1 декабря по шести процентов с первоначально выданной ссуды, из коих 4 % составляют интерес, а остальные – погашение долга».

По неизвестным причинам по истечении пяти льготных лет казённая палата не прислала требований об уплате долга и сделала это только в 1902 году, когда накопилась приличная сумма недоимки, таким образом, Иван Прохоров должен был внести в казну 271 р. 38 к., Конон Березовский – 273 р. 78 к. А между крестьянами к тому времени поползли уже слухи, что выданные ссуды «сложены по высочайшему манифесту 1896 г.», т.е. подарены государем.

Не у всех переселенцев оказались в наличности такие суммы, и Приморское областное по крестьянским делам присутствие вынуждено было в массе рассматривать прошения крестьян о рассрочке долга. В своём решении оно руководствовалось законом «ст. 67 инстр. о поряд. водвор. и устр. пересел. в Сибирь изд. 1902 г.», «принимая во внимание, что отсрочка уплаты недоимки переселенцами ссуды разрешается лишь в случаях, заслуживающих особого уважения», т.е. в случае бедственного материального положения. В связи с чем были произведены описи движимого имущества должников. Несмотря на то, что к 1903 году у переселенцев, не взирая на все сложности и тяготы устройства хозяйства на новом месте, уже было имущество, достаточное для покрытия долга, Присутствие своими заседаниями, учитывая, что несвоевременная плата взыскиваемой недоимки привела бы к значительному расстройству хозяйства, от 01.10.1903 ст. дало рассрочку Березовскому Конону, от 15.01.1904 ст. дало рассрочку Ивану Суховею, хотя он и имел биржу во Владивостоке.

Вместе со всеми долгосрочную ссуду в размере 585 рублей (02.09.1889 ст. – 350 р., 16.05.1890 ст. – 235 р.) получил Василий Евменович Суховей, сын Акима Евменова Суховея, которую он выплатил в октябре 1903 года, не подавая прошения о рассрочке долга.

Переселенческие ссуды предоставлялись только семейным крестьянам, а прибывшим холостякам ссуд не давали. Не дали их и Донату Андрееву Суховею. Только после женитьбы летом 1891 года, обратившись с прошением к властям, в январе 1892 года, он получил разрешение на 400 руб. долгосрочной ссуды на домохозяйство на 33 года на тех же условиях.

Женился Донат на дочери Ивана Прохорова Суховея, при этом, исходя из даты прибытия в Южно-Уссурийский край и датой свадьбы, ему пришлось ждать, когда невеста подрастёт хотя бы до 16 лет. Власти и церковь строго следили, чтобы несовершеннолетние не вступали в брак, почему в Переселенческом управлении необходимо было брать разрешение-подтверждение возраста невесты и жениха, в связи с чем даже делали запросы на родину на выписки из метрических книг, если переселенческих документов было недостаточно для определения точного возраста. Что касается полученной Донатом ссуды, то так же как и остальные, он получил требование казённой палаты об уплате недоимки в размере 135 р. 65 к. с опозданием, в 1902 году, и за неимением наличных денег в таком размере, обратился с прошением о рассрочке долга. Приморское областное по крестьянским делам присутствие в своём заседании от 28.11.1903 ст. отказало ему в этом, посчитав его человеком состоятельным, т.к. он три года держал кабак в Душкине и столько же лет во Владивостоке.