Николай Котляр — Человек и Министр

Котляр Николай Исаакович

КОТЛЯР НИКОЛАЙ ИСААКОВИЧ (1935 — 2003 )
Родился в г.Уссурийске, похоронен в Москве.
В 1958 г. и в 1966 г. (заочно) окончил Дальневосточный технический институт рыбной промышленности и хозяйства по специальности инженер-механик и инженер-экономист; в 1980 г. — Академию народного хозяйства при Совете Министров СССР.
1971—1977 гг. — начальник Управления активного морского рыболовства Приморрыбпрома Дальрыбы, г. Находка Приморского края.
1977—1978 гг. — начальник Находкинской базы активного морского рыболовства Приморского производственного объединения рыбной промышленности Всесоюзного рыбопромышленного объединения Дальневосточного бассейна.
1987—1991 гг. — министр рыбного хозяйства СССР.

Но, лучше всего об этом человеке расскажут те, кто работал рядом с ним…

АНАТОЛИЙ СЕМЕНОВ
…Мне по жизни везло в том, что рядом всегда было много хороших людей. Многие, как и сам я, уже ушли от того, что принято называть работой. Тех, кто помоложе, еще несут водовороты жизни. Многих уже нет… Нет и замечательного человека — Николая Исааковича КОТЛЯРА, с которым мне посчастливилось работать рядом почти 12 лет и которому 5 мая этого года (2015) могло бы быть восемьдесят.
На роду Николая Исааковича было написано заниматься рыбой, производством продуктов питания для людей, и он отдал этому делу всю свою недолгую жизнь, почти уложившуюся по продолжительности в скупые среднероссийские нормативы.
Он дважды окончил Дальрыбвтуз, получив две специальности. С первым дипломом был рыбокомбинат им. Н. Исаенко в Хасанском районе. Три года с семьей — в холодном засыпном бараке с удобствами во дворе, очередями за водой у маломощной водокачки и почти круглосуточной работой на промысловом флоте. Затем работа в отделе рыбной промышленности крайкома партии. В 1966 году Николай Исаакович ушел в Берингово море заместителем начальника крупнейшей рыбопромысловой экспедиции «Дальрыбы».
Следующий шаг — Управление активного морского рыболовства в Находке, наверное, главная школа будущего руководителя государственного масштаба. Уже будучи министром, Николай Исаакович так писал об этом времени: «11 лет работы в Находке были самой интересной, самой значимой частью моей трудовой жизни».
Первый заместитель начальника УАМР, позднее — руководитель.
Конец 60-х, 70-е годы были временем фантастически быстрого роста производственных мощностей предприятия. Достаточно сказать, что каждый год в течение 11-12 лет в БАМР поступало в среднем по семь новых больших траулеров-морозильщиков, а в отдельные годы предприятию надо было принять, укомплектовать судовыми экипажами, оснастить, отправить в океан и запустить в работу до 13 единиц «Атлантиков», «Мысов» и «Прометеев». 75 новых больших траулеров было принято и запущено в работу за 11 лет — с 1969 по 1980 годы.

Николай Котляр, начальник БАМРа , с японской делегацией

 

Береговая часть предприятия постоянно отставала от темпов роста производственных мощностей флота. Круглосуточно работали специалисты по организации добычи и обработки рыбы, управленцы, судоремонтники, кадровики и снабженцы.
Это было время бурного строительства причалов, береговых цехов, жилых домов, время создания новых управленческих структур и новых производственных отношений внутри предприятия.

УАМР не только давал много рыбы, но и готовил кадры моряков, рыбаков, управленцев.
Наверное, именно тогда, в этой круговерти, Николай Исаакович сдавал свой первый зачет на звание министра рыбного хозяйства страны.
Численность флота предприятия перевалила за сотню крупных судов, а число работающих приблизилось к 15 тысячам.
Годовые выловы рыбы приближались к 600 тыс. тонн. Был создан вспомогательный портовый флот для обслуживания промысловых судов. В короткие сроки была построена уникальная и лучшая в стране береговая база для промыслового флота. Предприятие соединилось с городом хорошей асфальтовой дорогой с бетонным основанием.

Впервые в отрасли промысловый флот УАМР был переведен на новую систему непрерывного технического обслуживания судов с проведением коротких и весьма эффективных междурейсовых профилактических ремонтов. Это позволило резко увеличить время промысловой работы траулеров и как следствие — уловов. Были построены межрейсовый дом отдыха рыбаков на 600 мест, профилакторий, два детских лагеря, детские сады, лучший в городе яхт-клуб. Была сдана первая и лучшая в стране База технического обслуживания флота. Доля УАМР в объеме промышленного производства в городе превысила две трети.

Это было великое «время собирать камни». С 1 января 1977 года Управление активного морского рыболовства было переименовано в Находкинскую базу активного морского рыболовства. В наш обиход вошла звучная аббревиатура БАМР. За то время, когда Н.И. КОТЛЯР руководил предприятием, БАМР стал крупнейшей и лучшей на Дальнем Востоке базой промыслового флота.
Сам Николай Исаакович позднее так сказал об этом времени: «Высшая производственная школа, которую я прошел здесь (в Находке), помогла мне в будущем справляться с задачами по управлению рыбной промышленностью Дальневосточного бассейна, а позже — Министерством рыбного хозяйства СССР».
В 1978 году он был направлен на учебу в Академию народного хозяйства СССР.
В академии Николай Исаакович с присущей ему основательностью взялся за разработку грандиозной программы организации добычи и обработки антарктического криля. БАМР имел некоторый опыт на промысле криля. Пионером в этом деле в 1974 году стал наш БМРТ «Анисимовка», капитаном на котором был В.П. АНДРЮЩЕНКО. В то время мировой вылов рыбы составлял примерно 70 миллионов тонн. На долю СССР приходилось около 14% мирового вылова.

Ученый мир считал тогда, что в антарктических водах и некоторых других районах океана можно было без заметного ущерба для природы добывать и перерабатывать в хорошую пищевую и техническую продукцию 50 миллионов тонн криля. Николай Исаакович увидел в этом возможность создания целой отрасли по производству пищевого белка, технической продукции и дорогих продуктов из панцирей криля: хитина и хитозана.

Мне вместе с Лидией Андреевной ЗДОР, работницей отдела добычи рыбы, пришлось участвовать в кропотливой работе по сбору скупой, отрывочной и часто засекреченной информации о биологии, добыче и использовании криля. С Николаем Исааковичем у нас завязалась оживленная переписка. Я собирал и отсылал в Москву материалы и публикации по крилю. Николай Исаакович писал письма всегда на тетрадных листках в клеточку, иногда огромные, до 10 страниц убористого, нарочито измельченного почерка. «Второе уже письмо получается, как «Война и мир» у Толстого!» — шутил он.
В письмах делился мыслями по созданию нового направления в рыбной отрасли, по построению своей академической дипломной работы. Было очень заметно, что он никак не может отойти от бамровских дел. Поэтому в письмах всегда была масса вопросов, советов, фамилий, предложений, критики. До сих пор храню более десятка таких писем как память об этом человеке и не перестаю удивляться широте его взглядов, эрудиции, умению читать души людей, безграничной толерантности, что ли, в его отношениях с людьми.

… Академию он закончить не успел — его командировали во Владивосток заместителем начальника объединения «Дальрыба». Через три года Николай Исаакович возглавил его, а 8 января 1987 года назначен министром рыбного хозяйства СССР. Это было началом преобразования всего рыбного хозяйства страны. Объем вылова рыбы в СССР превысил 11 миллионов тонн. Доля «Дальрыбы» в этом количестве составляла 55 %.

Потом была Беловежская пуща, и пришло лихое время «разбрасывать камни». Была разрушена великая страна. В том числе и рыбное хозяйство бывшей страны. И не только рыбное. Теперь говорят о необходимости создания в Приморье рыбного кластера. Место ему определяют в районе Суходола. Дело это весьма затратное, не очень скорое и потребует привлечения на новое необжитое место большого количества специалистов.
В прошлом мы слова «кластер» не знали, однако в Находке был создан, может быть, лучший в стране рыбопромышленный комплекс, в который входили БАМР со своей Базой технического обслуживания флота, рыбный порт, мощный судоремонтный завод, две железнодорожные станции с подходящими для рыбаков названиями, жестянобаночная фабрика, рыбообрабатывающий комбинат, мореходное училище, филиал Дальрыбвтуза, холодильники.
Южную часть города (да и не только) заселяли капитаны, механики, матросы, судоремонтники. Все перечисленное было в шаговой доступности друг от друга. Вот это был кластер!
Создать сегодня такое мощное объединение всех участников процесса добычи, переработки, хранения рыбы будет стоить огромных денег. И не так скоро, как всем хотелось бы, это сделается в полном объеме, хотя теперь дальневосточники ловят не 55% всей рыбы, как раньше, а все 70.

Николай Исаакович КОТЛЯР до конца был среди тех, кто стремился сохранить целостность страны. После ликвидации министерства его здоровье резко ухудшилось — он очень тяжело пережил время разрухи в слаженном механизме рыбного хозяйства. Будучи уже больным, он какое-то время работал представителем одной из фирм в Мадриде. Потом была тяжелая операция на сердце.
…Иногда я просматриваю старые письма, бумаги, юбилейные бамровские книжки. Вспоминается Николай Исаакович, его семья… Последнего министра рыбного хозяйства СССР не стало 8 октября 2003 года.

(Эти воспоминания были опубликованы в газете «Находкинский рабочий» 8 июля 2015 года)

Читать книгу  Николай Котляр — Человек и Министр. Воспоминания о Будущем

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *