Макарова Нина Иосифовна — жизнь, отданная людям

Уже семь лет, как закончилась война. Ее офицерское платье давно отдано сестре-студентке, а гимнастерка, юбка и китель с погонами лейтенанта висят на плечиках в самодельном шифоньере о трех досках, закрытом марлевой занавеской.
Комната девять метров. Четыре стены – спасение от одиночества. А ей всего тридцать три, Возраст Христа, мученика и страстотерпца.
« Да , вновь после службы в армии и учебы в институте, нужно родиться, вырасти в личность и утвердиться в жизни», — думала она, собираясь на работу и смотря в крохотное зеркальце, ревниво и со страхом разглядывая лицо, пудрясь, подкрашивая брови и губы : « Не состарилась ли, не появились ли морщинки?»

Стариться ох, как не хочется. Минутное размышление прервал стук в дверь:
— Нина Иосифовна, вы готовы? Ждать или не ждать? А то опоздаю на пятиминутку. Главный заметит, — вполголоса сказала медсестра Мария Ивановна.
— Идите. Я сегодня еду во Владивосток за медикаментами. Начальник тыла полковник Маевский дает для аптеки машину.
Лето 1953 выдалось холодное и дождливое. Поселок Американка с ветхими бараками и песчаный берег с барачно- палаточным госпиталем стояли в сыром моросящем тумане и сырости в каком-то скорбном молчании.

Заведующая аптекой № 49 вышла из своего дощатого дома , осторожно закрыла замок, боясь потревожить соседей. Прошла по некрашеному дощатому полу и оказалась на крыльце. Остановилась на мгновение и огляделась вокруг.
Пригорок, где стоит их засыпное здание, столовая, поликлиника-больница, клуб, ниже – два капитальных двухэтажных дома , назывались ДНС. Эти двухэтажки для начальствующего состава.
В целом сопка с примитивными строениями – адмгородок.

У подошвы горы – железная дорога, проложенная пленными японцами , уехавшими уже три года назад.
В самой низине, на болоте, опять приземистые старые строения вдоль всей проезжей дороги до крутых сопок. Это бывшее царство заключенных, как русских, так и японских…
Она торопливо пошла вниз, осторожно перешагивая через рельсы . Вышла на основную дорогу и пошла вверх на Центральную площадь. Ее место работы – площадь, беленький домик на пригорке. А рядом – матросский клуб, дощатое одноэтажное здание, перед ним, в котловине – танцплощадка, куда она ,очень редко, приходит послушать музыку, посмотреть на зеленую молодежь и отстраненно подумать о былом, о поклонниках ее поколения, уходивших и не возвращавшихся из боя…
Вот и ее заведение. Деревянная оградка, воротца, за которыми кружочком стоит штат…
— Я сегодня еду на центральный склад, — говорит она своему заместителю Татьяне Александровне, хорошенькой рыжеволосой девушке, на лице которой солнечно сияют веснушки.

— Приеду поздно, возможно ночью. Пусть сторож приготовит место в сарае для товара, а работники придут разгружать.

Дорога до центра Приморья длинная, опасная. Старенькая военная машина переезжает-переплывает сорок речек, И бока набьешь и все думы передумаешь. Обратно ехали в темноте.
Бах! Что такое? Машина врезалась в берег очередной речки , надрывно заурчал мотор. Шофер упорно пытается выехать, но силы и тяги нет…
Вскоре из-за поворота появляется свет фар, и она выходит на дорогу, чтобы остановить машину. Остановила, попросила о помощи… Из кузова, как горох, посыпались матросы, закипела мужская работа.
Они оказались служивыми из находкинской штабной части, расположенной около ее аптеки, поэтому не только вытащили «бедолагу» из грязи, но и , приехав в Находку, выгрузили груз.

Шло время. Селение, разбросанное под сопками, на берегу моря, разрослось в большой город с тремя- и пятиэтажными домами.
На Пади Ободной, где традиционно стояли бараки-сороковки без коммунальных услуг и с туалетами на улице, появился первый полноценный дом. Нижний этаж отдали аптеке.

Радости не было предела! Но, как говорят, аппетит приходит во время еды. Если, на первых порах, помещение казалось необъятным, то, с расширением производства, его катастрофически не хватало. Была составлена смета на строительство нового здания – склада.

Из городского бюджета была выделена нужная сумма. Склад построили.

Неотъемлемая часть медицины – чистота. Побелка, покраска два раза в год , начиная с подвалов и заканчивая ее кабинетом. В этой трудоемкой работе на протяжении десятилетий помогали шефы – строительное управление 420.
Наладив производство, пустив его на полную мощность, сама стала специалистом высшей квалификации и удостоилась награды « Отличник здравоохранения». Не одно десятилетие носила звание « Ударник коммунистического труда», с шестидесятых годов являлась членом научного фармацевтического общества.
Руководимое ею предприятие считалось лучшим в Приморском крае. Это была кузница кадров.

Чтобы создать такой мощный интеллектуальный и профессиональный потенциал, нужны для работников условия, прежде всего квартирные.
— Алло? Домоуправление? Здравствуйте! Это Нина Иосифовна. Ко мне направлены молодые специалисты из института, нужны отдельные комнаты. Помогите!
С годами обеспеченность жильем стала стопроцентной.

Жизнь шла своим чередом. Она старилась, молодежь входила в силу. Если государство жило под девизом « Каждому ребенку – среднее образование», то у нее тоже существовало свое правило : « Каждый молодой фармацевт должен стать провизором, т.е. получить высшее образование».
И она, за счет аптеки, учила очно и заочно своих работниц.

Ее преемница , Зинаида Олеговна Филатова, работающая и по сей день, пришла в аптеку после десятилетки и работала санитарочкой. А затем, желающая учиться девушка, была направлена Ниной Иосифовной в Хабаровский фармацевтический институт, который закончила успешно.

Но, кроме этого, ей было дано право самой набирать специалистов в штат. И она искала их по всему Союзу.
Проверенных и хорошо зарекомендовавших себя провизоров , назначала на должность заместителей. Они все работали хорошо. Но особенно отмечала Дину Гурьяновну Скубко.

Это была очень мягкая, добрая черноглазая женщина. Отличный профессионал, умеющая ладить с каждым в отдельности и с целым коллективом. Несмотря на свою внешнюю покладистость, держала дистанцию между собой и коллективом, не позволяя панибратства и некорректности , умела не только улыбнуться , и похвалить за работу, но и строго спросить за нее. Для управляющей она всегда была правой рукой, проработав в этой аптеке до пенсии 25 лет. Очень ценила Нина Иосифовна и провизора-аналитика Эльвиру Ивановну – ум и сердце аптеки. От ее работы зависело качество лекарств, следовательно, здоровье больного. В ее аптеке выросли отличные специалисты. Их не стыдно было выпустить «в люди». Поэтому многие провизоры впоследствии возглавили аптеки города и края. Татьяна Сергеевна Чуханцева была приглашена на должность заместителя начальника аптекоуправления Приморского края. Провизор первой категории Суворова Любовь Анатольевна возглавляла аптеку № 90, провизор Мартынюк Елена Владимировна – аптеку № 125, провизор Романчук Антонина Ивановна избрана депутатом Государственной Думы Российской Федерации. В течение трех лет руководила аптекой № 189 Марина Федоровна Спирина, уехавшая затем в центральную Россию. Долгое время, до безвременной кончины, руководила аптекой № 139 Савельева Галина Михайловна. Не один десяток лет в аптеке трудились фармацевты В.Ф.Демидова, Н.И.Аликина, провизор Кубасова М.Г., Н.Г.Ливанова. 13 лет проработала Меркушева С.А., в том числе в должности управляющей 3 года… Итак, за несколько десятилетий аптека № 49 пятой категории , открывшаяся 19 марта 1945 года и возглавляемая пом.провизора Марараш Александрой Михайловной, превратилась в учреждение второй категории. Ее вывела в лидеры провизор Макарова Инна Иосифовна, проработав в ней 44 года и 5 месяцев до 15 апреля 1997 года. В судьбе ее все было порядочно и достойно. Она состоялась, как личность. А умерла в 2006 году внезапно от неверно поставленного диагноза и неправильного лечения.

 

Подпишитесь на новые публикации сайта "НАХОДКА. История в фотографиях" по Email

Добавить комментарий